Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушение

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

Всё об уголовных делах

– 298 УПК тайна совещания судей

– п.8 ч.2 389.17 УПК нарушение тайны комнаты влечет отмену в апелляции

– п. 20 Пленума № 19 нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия

Период действия тайны с удаления в комнату до провозглашения приговора

Тайна совещательной комнаты

298 УПК тайна совещания судей

– под тайной совещательной комнаты ( 298 УПК ) понимается обязанность судьи заниматься вопросами постановления приговора непрерывно, без отвлечения на иные судебные процессы.

– это очень просто понять: после того как судья объявил об удалении в совещательную комнату ( ч.1 295 УПК ) с этого момента он “замурован” в совещательной комнате, он должен заниматься только составлением приовора. И ничем иным !

– это заточение может длится даже неделями, судья может неограниченное количество раз выходить и заходить в комнату ( ч.2 298 УПК ).

– но все это время он вправе заниматься исключительно составлением приговора.

– судья не может заниматься никакими иными делами: ни уголовными, ни административными, ни гражданскими.

294 УПК возобновление судебного следствия

– единственный механизм, позволяющий судье работать по иным делам: это механизм возобновления судебного следствия ( 294 УПК ).

– если возникает необходимость работы по другим делам, то судья вправе:

а) выйти из совещательной комнаты, объявить участникам о возобновлении судебного следствия, отложить судебное заседание. После этого тайна совещательной комнаты уже не действует, судья вправе работать одновременно хоть по 10 разным делам.

б) впоследствии, судья обязан заново повторить полностью всю процедуру:

– завершить судебное следствие ( 291 УПК ).

– провести прения сторон ( 292 УПК ).

– предоставить последнее слово ( 293 УПК ).

– снова удалиться в совещательную комнату.

Период действия тайны совещательной комнаты

– период между двумя нижеуказанными моментами и является тем временем, на протяжении которого судья не имеет права участвовать в иных судебных процессах (в том числе незначительных, к примеру по заключению под стражу по другому делу).

Начало периода тайны

– ч.1 295 УПК заслушав последнее слово суд удаляется в совещательную

– начало действия тайны совещательной комнаты начинается с момента удаления в совещательную комнату.

– смотрим протокол судебного заседания и отмечаем время объявления об удалении суда в совещательную комнату.

– п.14 ч.3 259 УПК изложение в протоколе последнего слова подсудимого

– искать эту дату нужно в том месте протокола, где приводится содержание последнего слова подсудимого (суд удаляется в совещательную комнату именно после этого).

Завершение периода тайны

– п.15 ч.3 259 УПК сведения об оглашении приговора в протоколе заседания

– не путайте эту дату с датой на первой странице приговора (справа, сверху).

– существуют две разные даты, относящиеся к приговору:

а) одна дата: на первой странице приговора (справа, сверху). Эта дата считается датой – составления, подписания, постановления, приговора.

б) вторая дата: это самая последняя дата в конце протокола судебного заседания. Эта дата считается датой – провозглашения приговора.

– эти даты – разные, например приговор может быть постановлен 12 декабря, а провозглашен 15 декабря.

– при этом, точно не регламентирован максимальный срок, который может отделять эти две даты. В норме ч.1 310 УПК , что провозглашение производится – после подписания, но при этом, не указано в какой период времени это должно происходить.

– в этот период между двумя датами также действует тайна совещательной комнаты.

Нарушение тайны совещательной комнаты

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

– нарушение тайны совещательной комнаты относится к существенным нарушениям и является безусловным основанием для отмены приговора.

– п.8 ч.2 389.17 УПК нарушение тайны комнаты, отмена в апелляции

– нарушение тайны комнаты – это обстоятельство, являющееся основанием для безусловной отмены приговора в стадии апелляции ( п.8 ч.2 389.17 УПК ).

– для стадии кассации Главе 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении тайны совещания.

– п. 20 Пленума № 19 нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия

– в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 20 Пленума № 19 ( нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия).

Стартер – поиск аргумента для того, чтобы судья запросил дело

– при обжаловании в кассационной инстанции указанный тип нарушений может использоваться в качестве стартера .

– это нарушение имеет яркий характер, его просто обосновать – при изучении кассационной жалобы оно может побудить судью истребовать дело из суда первой инстанции.

Последствия нарушения тайны совещания

п.4 ч.1 389.20 УПК отмена приговора и передача дела в I-ю инстанцию

п.3 ч.1 401.14 УПК отмена приговора и с возвратом дела в I-ю инстанцию

– если Вы нашли этот вид нарушения, то единственное от чем имеет смысл просить в жалобе: это возврат дела на новое рассмотрение.

– не имеет смысла (и бесполезно) просить принять какие-либо новые решения, суд не может смягчить приговор, так как это нарушение имеет процессуальный характер и единственное что он имеет право сделать – перезапустить заново одну из стадий процесса.

Сайт суда (поиск нарушения)

– простейший способ для проверки, участвовал ли судья в иных процессах, в период действия: по сайту суда.

– в разделе “уголовное судопроизводство” проверьте, нет ли сведений об участии судьи в иных процессах в период нахождения в совещательной комнате.

– при выявлении нарушения не торопитесь о нем заявлять, информация на сайте: это не процессуальный документ.

– сначала получите документы по своему делу (приговор, протокол), теперь точное время по Вашему делу уже зафиксировано.

– теперь, задача: доказать участие судьи по иным процессам. Прямого доступа к материалам иных дел у Вас нет, а есть только информация на сайте суда. Один из вариантов, затрудняющих фальсификацию: подождать момента, когда дело отправят в апелляционную инстанцию, то есть материалы уже будут вне помещения этого суда.

Нарушение тайны совещательной комнаты в уголовном процессе

Одним из важнейших принципов рассмотрения уголовного дела является независимость судей. Этот принцип закреплен в Конституции Российской Федерации и означает, что никто не вправе влиять на судей и оказывать какое-либо воздействие на судопроизводство.

На практике это не так просто, ведь каждая из сторон желает оказаться правой и получить решение в свою пользу. Для того чтобы это исключить, установлена тайна совещательной комнаты – об этом и пойдет речь в статье. Кроме того, мы рассмотрим, к чему приводит нарушение тайны совещательной комнаты в уголовном процессе.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону
+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !

Законодательное регулирование

Постановление приговора в совещательной комнате закрепляется в статье 298 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ). В комнате могут находиться исключительно судьи, которые входят в состав по конкретному рассматриваемому делу.

Ни одно постороннее лицо (даже сотрудник аппарата суда) не имеет права находиться в помещении, принимать какое-либо участие в обсуждении, чтобы не мешать принятию решения, руководствуясь исключительно внутренним убеждением и нормами закона. Это и составляет тайну совещания судей.

Для соблюдения судейской тайны создаются специальные условия: в помещении отсутствуют телефоны и вообще какие-либо средства связи, один вход, изоляция от зала судебного заседания и иных помещений.

К сожалению, выполнение всех указанных условий зачастую затруднительно, так как в здании суда, например, попросту отсутствуют изолированные комнаты. Тогда допускается проведение совещания в кабинете судьи.

В таком случае судья просит удалиться всех участников процесса до момента вынесения решения (приговора).

Примечание. Если сторона по делу подает апелляционную жалобу в суд вышестоящей инстанции на нарушение ст. 298 УПК РФ, то она, скорее всего, будет отклонена, так как законность и справедливость выносимого решения связано с отсутствием в помещении лиц, способных оказать влияние на судью, а не с типом помещения. При этом наличие в комнате средств связи по неясным причинам во внимание не берется.

Ограничения относятся не только к окружающим, но и к самим судьям, так как они также не имеют права разглашать сведения и информацию, обсуждаемую в совещательной комнате.

Особое мнение судьи

В уголовном процессе судья, рассматривающий дело коллегиально (в составе других судей), принявший в голосование иное от остальных решение, имеет право выразить особое мнение по вопросам применения закона.

Оно излагается письменно, его наличие фиксируется в протоколе судебного заседания, однако не оглашается.

Правовое значение особого мнения выражается в следующем.

Во-первых, оно учитывается судами вышестоящих инстанций при подаче апелляционных и кассационных жалоб.

Во-вторых, оно необходимо для самого судьи, не согласного с принятым решением, но обязанного в силу указаний закона подписать протокол. И, несмотря на факт подписания протокола, это означает не признание принятого решения, а фиксацию своего иного мнения.

Вопрос о том, стоит ли рассматривать особое мнение судьи как элемент тайны совещания судей, достаточно остро стоит перед судейским и научным сообществом. Наиболее разумным кажется подход, согласно которому все же нельзя рассматривать его в качестве элемента, ведь позднее мнение может стать предметом рассмотрения вышестоящих инстанций или оказать влияние на дальнейший исход дела. Кроме того, как уже было отмечено ранее, особое мнение не оглашается, его намеренно скрывают от участников процесса, но делают доступным для других судов.

Примечание. При формировании особого мнения судья не имеет права указывать на суждения, мнения, выводы и иную информацию, которая обсуждалась при совещании и имеет отношение к рассматриваемому делу.

Таким образом, явствует законодательный пробел в урегулировании статуса особого мнения, что не дает возможности правильно оценить этот элемент и использовать его без нарушения чьих-либо прав и интересов.

Последствия нарушения тайны совещания

Несоблюдение требования об обеспечении тайны совещания судей даже при единоличном рассмотрении дела судьей является нарушением и влечет к определенным санкциям. В каких случаях можно однозначно заявить нарушении:

  1. Если у лиц (стороны по делу, сотрудники аппарата суда) будет доступ к совещательной комнате.
  2. Если участники процесса не удалены из кабинета (если нет отдельной совещательной комнаты), а судья также не удаляется в совещательную комнату для постановления и вынесения резолютивной части решения.

И в первом, и во втором случаях доказать нарушение судьей требования закона можно с помощью аудиозаписи или протокола судебного заседания. Главное, чтобы было зафиксировано нарушение. Поэтому любое отклонение от нормы следует рассматривать как нарушение тайны и основание для переоценки фактов.

В связи с этим, согласно статье 389.17 УПК РФ, нарушение тайны совещания является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и основанием для отмены судебного акта.

Однако, прежде чем заявить о нарушении, необходимо иметь безоговорочные основания и доказательства, подтверждающие вашу правоту. Также существует мнение о нецелесообразности включения указанного нарушения в безусловные основания для отмены.

Процедура в гражданском процессе

Тайна совещательной комнаты характерна не только для уголовного, но и для гражданского (арбитражного) процесса.

Так, статья 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) устанавливает аналогичные требования о том, что решение должно приниматься только в совещательной комнате исключительно в составе судей, рассматривающих дело, куда не допускаются иные лица.

В целом тайна совещательной комнаты по ГПК РФ регулируется аналогично УПК РФ, так как принцип независимости судопроизводства, установленный Конституцией РФ, распространяется на все отрасли вне зависимости от категории общественных отношений.

Заключение

Нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения противоречит конституционному порядку, который признается основополагающим. Поэтому в целях осуществления судопроизводства, направленного на защиту и восстановление законных прав и интересов, соблюдение принципа независимости судьи через реализацию такого механизма крайне важно.

При этом не надо забывать, что государственная и правовая реальность постоянно эволюционируют, в связи с чем законодателю нужно всесторонне оценивать, какие обстоятельства действительно могут влиять на судейское решение.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:

+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !


Нарушена тайна судебного совещания – последствия, доказательства, наказание виновного

В соответствии с нормами и требованиями законодательства РФ, суд вынося решение, обязан отправляться в совещательный зал, либо же удалять из комнаты заседания всех присутствующих для вынесения решения.

Не допускается присутствие третьих лиц в комнате или же в зале суда, за исключением судьи либо же состава коллегии судей, если таковая предусмотрена обстоятельствами дела.

Тайна суда или этика работы судебных органов и адвоката

Но на сегодняшний день даже несмотря на строгий запрет законодательства и на неукоснительное соблюдение этих требований в общей массе судопроизводного процесса, нарушение тайны судебного совещания все же случается, ввиду технических или иных ошибок, либо же преднамеренного воздействия.

О том, какое поведение можно расценивать нарушением тайны судебного совещания, об ответственности виновного в данном вопросе. А также о том, что грозит участникам процесса в данной ситуации пойдет речь в сегодняшней статье.

Что такое тайна совещания и совещательная комната в суде?

Тайна совещания в суде – гарантированная государством возможность судей беспристрастно и на основании совместно принятого решения, соответствующего нормам и требования закона вынести решение по тому либо иному вопросу.

Именно с этой целью в здании суда всегда присутствует совещательная комната либо же совещание проводится непосредственно в зале судебного заседания.

Даже если судья единолично рассматривает дело, его удаление в совещательную комнату или принятие решения в пустом зале судебного заседания является обязательным.

Важно понимать, что при некоторых обстоятельствах, например, при присутствии третьих лиц в помещении, где принимается важное решение, тайна совещания суда может быть нарушена.

Кроме того, нарушение совещательной тайны судебного заседания может напрямую спровоцировать отмену вынесенного решения и необходимость последующего пересмотра дела.

Об этом может ходатайствовать как ответчик, так и истец. Также подобное возможно и при обнаружении нарушения тайны совещания суда третьими лицами.

Когда можно говорить о нарушении тайны?

Для того чтобы понимать и различать такое понятие как нарушение или не нарушение тайны совещания, важно знать, в каких ситуациях можно говорить о нарушении тайны, а в каком нет.

Итак, тайна судебного совещания считается нарушенной, если:

  1. В помещении для совещания присутствуют лица, которые не относятся к суду напрямую (все, кроме судей).
  2. Во время проведения совещания или же непосредственно при единоличном принятии решения судья или коллегия судей совершали звонок по телефону или общались с другими людьми иными способами связи, даже если разговор был на личные темы;
  3. Судья вышел из совещательной комнаты без объявления перерыва или истечения рабочего времени.
  4. Тайна совещательной комнаты была нарушена умышленно судьей либо третьим лицом.

Указанный выше перечень не является исчерпывающим и может изменяться в зависимости от обстоятельств происходящего или же от иных аспектов ситуации.

Отдельно стоит сказать о том, на что судья имеет право при вынесении решения в совещательной комнате и какие действия не могут быть расценены как нарушение судебной тайны:

  • Делиться своим особенным, личным мнением по данной ситуации без упоминания подробностей и нюансов произошедшего.
  • Объявлять перерыв в принятии решения, если того требует ситуация.
  • Обсуждать с коллегами сложившуюся ситуацию и уточнять их мнение по существу (только если суд совершается не единолично).
  • Пользоваться нормами законодательства, смотреть справочную литературу, изучать различные решения и постановления государственных, контролирующих или вышестоящих судебных органов.
  • Выносить решение на основании Законодательства РФ, в том числе и кажущиеся несколько несправедливыми.

Более подробный перечень того, что судья имеет право делать или не делать, а также полный перечень поступков, которые считаются нарушениями, можно изучить в Гражданско-процессуальном кодексе РФ с комментариями, в последней действующей редакции.

Что будет дальше с участниками?

По принципам действующего законодательства в России, если нарушена тайна судебного заседания, и данное обстоятельство полностью доказано, приложенными к кассационной жалобе свидетельствами, то решение суда, вынесенное с нарушением тайны совещания, считается отмененным, после соответствующего постановления суда.

Таким образом можно заметить, что в любом случае, когда нарушаются установленные законодательством правила, решение суда считается отмененным.

Однако доказать умышленность или случайность нарушения тайны судебного совещания достаточно непросто, особенно учитывая тот факт, что видеосъемка процесса суда и вынесения решения не всегда производится государственными органами или допускается судом.

Как доказать, что тайна судебного совещания нарушена?

Доказать, что тайна судебного совещания нарушена достаточно непросто, и далеко не все предоставляемые факты и сведения могут быть приняты во внимание в ходе рассмотрения кассационной жалобы в судебных прениях.

Наиболее часто принимаемые факты и доказательства в суде обозначены следующими доказательствами:

  • Фотосъемка.
  • Видеозапись.
  • Аудиозапись.
  • Свидетельские показания и другое.

Все прилагаемые данные и факты к кассационной жалобе должны носить достаточную основательность, а также быть получены должным образом.

Заключение эксперта о том, что аудио или видеозапись не носят следов обработки, монтажа и иных сторонних воздействий, позволит не только использовать материалы в качестве весомых доказательств, но и исключить вероятность отклонения по признаку монтажа или иного воздействия.

Свидетельские показания должны быть получены в официальном порядке, установленном законодательством РФ.

Кроме того, они должны быть получены на добровольной основе и зафиксированы на официальном бланке государственного органа.

Накажут ли лицо, действия которого привели к нарушению тайны судебного совещания?

Для многих участников процесса открытым остается вопрос о том, будет ли наказано лицо, прямо или косвенно содействующее нарушению тайны судебного совещания.

Однозначно на этот вопрос ответить довольно сложно – все зависит от того, насколько большой ущерб был понесен из-за совершенных действий обозначенным выше лицом.

Иными словами – меру, степень и вариант взыскания к лицу, которое способствовала в той или иной степени нарушению тайны совещательной комнаты, определяет суд, если потерпевшее лицо (при его наличии) желает удовлетворить данное требование.

Прочие нюансы и факты, о которых вы можете не знать

Приведем некоторые факты и нюансы разрешения ситуации, которые в некотором роде специфичны и в то же время имеют место часто встречаться в судебной практике по данному вопросу.

  • при затруднении в принятии решения, касающемся установления фактов, использования доказательств, а также определения размера виновности и соразмерного наказания. Суд имеет право руководствоваться не только законами РФ и Конституцией, но и использовать в своей деятельности Постановления, Решения и Определения вышестоящих органов государственной власти.
  • при необходимости во время обеденного перерыва и после истечения периода рабочего времени, судья, даже находясь в совещательной комнате, имеет право объявить перерыв, а затем покинуть ее, при этом, не нарушая тайну судебного совещания.
  • даже разговор по мобильному телефону, без присутствия сторонних лиц может быть расценен как нарушение законодательства.
  • судья имеет право высказывать свое определенное и личное мнение относительно ситуации в целом, но это не считается нарушением действующего законодательства.
  • надуманные факты, не подтвержденные достаточными основаниями. Например такие, как дружеские отношения между судьей и ответчиком, ни в коей мере не могут быть приняты во внимание, как доказательства подтверждающие нарушения судебной тайны.

Исходя из всего описанного выше, разобраться в вопросах нарушения судебной тайны в совещательной комнате достаточно сложно.

Тонкие нюансы, индивидуальность каждой ситуации, а также возможность двояко трактовать некоторые поступки и случайности могут привести к диаметрально противоположным мнениям в этом вопросе.

Так что только руководство законодательными и нормативными актами, судебной практикой, Постановлениями ФАС и других государственных органов контроля и управления.

А также внимательное отношение судей к осуществляемой деятельности позволят избежать не только судебных разбирательств, но и избежать длительных тяжб по гражданским делам.

ВС не вернул мантию судье, который нарушил тайну совещательной комнаты

Судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты при рассмотрении уголовного дела. На заседании Дисциплинарной коллегии Верховного суда он и глава региональной квалифколлегии поспорили о тяжести такого проступка и обоснованности столь сурового наказания за него.

Успешную судейскую карьеру прервало дело бойца без правил

Денис Игнатьичев после окончания юрфака устроился на работу в прокуратуру еще в 2004 году. В дальнейшем он перебрался в Следственный комитет, где к 2012 году дослужился до заместителя руководителя следственного отдела следственного управления этого ведомства по г. Арсеньеву. В 2012 году началась уже судейская карьера Игнатьичева, тогда его назначили судьей Ленинского районного суда Владивостока. Несколько лет бывший следователь рассматривал и гражданские, и уголовные дела без особых нареканий. Успешную работу «нарушило» дело чемпиона мира по боям без правил Багамы Никабагамаева. Спортсмен подозревался в вымогательстве у владивостокского бизнесмена 6 млн руб. (дело № 1-13/2016 (1-39/2015; 1-454/2014). Судья затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет (с 2013 года).

А затем судья нарушил тайну совещательной комнаты, из-за чего приговор отменили (сейчас дело разбирают заново – дело № 1-252/2017). Нарушение обнаружил один из адвокатов спортсмена. Он изучил данные ГАС «Правосудие» и увидел, что судья якобы изготовил два акта по гражданскому и административному спорам, пока находился в совещательной комнате по делу Никабагамаева.

Апелляция согласилась с защитниками, что Игнатьичев нарушил тайну, о чем вынесла частное определение на судью. На основании этого решения председатель Приморского краевого суда Александр Хижинский написал в местную ККС представление с требованием лишить полномочий судью Ленинского райсуда Владивостока.

ККС и ВККС посчитали действия судьи серьезным нарушением

На заседании региональной квалифколлегии Игнатьичев не признал за собой вины. Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавил, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу (например, административное дело было просто передано по подсудности).

По мнению Игнатьичева, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет. Однако местная ККС не прислушалась к доводам Игнатьичева и лишила его полномочий летом 2017 года. Квалифколлегия приморского края поставила судье в вину еще ряд нарушений: Игнатьичев вовремя не выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. По словам самого судьи, задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу.

Игнатьичев не согласился с решением местной ККС и попытался вернуть себе мантию в ВККС осенью этого года, но безуспешно (см. “ВККС оставила без мантии судью, который продержал подсудимого в СИЗО больше трех лет”).

В ВС обсудили причины длительного рассмотрения уголовного дела

Тогда Игнатьичев обратился в Дисциплинарную коллегию Верховного суда с жалобой на акты ККС и ВККС. На заседании ДК большая часть обсуждаемых вопросов касалась дела Никабагамаева.

– Вы все же нам скажите, почему это уголовное дело так долго рассматривали? – поинтересовался председательствующий Владимир Боровиков у заявителя жалобы.

Игнатьичев в ответ назвал целый ряд факторов, который повлиял на то, что разбирательство затянулось. Во-первых, он отметил, что в его производстве дело находилось всего два года: с сентября 2014-го по октябрь 2016-го. Среди других причин заявитель жалобы выделил: 1) значительное количество свидетелей (около 30) по делу Никабагамаева, которых допрашивали на судебных заседаниях; 2) замена защитников у обвиняемого; 3) болезнь спортсмена, из-за которой тоже пришлось откладывать рассмотрение дела; 4) самое главное – нагрузка на судью, которому одновременно приходилось рассматривать все категории разбирательств: уголовные, гражданские и административные. Игнатьичев отметил, что весной 2016 года адвокаты Никабагамаева обратились с ходатайством об ускорении процесса их подзащитного, но глава Ленинского райсуда Владивостока отказал в этой просьбе.

На заседании ВС Игнатьичев утверждал, что и тайну совещательной комнаты он не нарушил, повторив, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Могу поклясться на Конституции, что эти решения я выносил в другие даты, заверил Игнатьичев.

В то же время председательствующий Боровиков пытался добиться у главы ККС Приморского края Елены Демидовой ответа на вопрос: «В чем выражается дисциплинарный проступок Игнатьичева?».

Демидова пояснила, что их бывший коллега нарушил закон: «Он сорвал разумный срок рассмотрения дела, что привело к длительному содержанию под стражей обвиняемого и нарушило тайну совещательной комнаты».

Показатели судьи и прения сторон

На заседании ДК обсудили и показатели работы заявителя жалобы. Председатель региональной ККС обратила внимание на 39% отмен в 2016 году у Игнатьичева. Судья объяснил такую цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время поменял.

– Причины отмен могут быть разные, вы вообще анализировали их, почему так произошло? – поинтересовался у Демидовой судья ВС Вячеслав Кириллов.

– Нет, – ответила представитель ответчика.

– Так все же, в чем вина Игнатьичева? – продолжил расспрос судья ВС.

– Он изготовил решения по другим делам, находясь в совещательной комнате, – повторила глава региональной квалифколлегии.

– Чем вы это можете подтвердить? – уточнил Кириллов.

– Технического исследования этих обстоятельств мы не проводили, – сказала Демидова.

В судебных прениях Игнатьичев продолжил настаивать на том, что лишение полномочий – слишком жесткое наказание за те действия, которые ставят ему в вину. Он добавил, что качество рассмотрения дел у него в первой половине 2017 года – 83%, что выше средних показателей по региону. А Демидова в ответ заявила, что проступок их бывшего коллеги носил исключительный характер, выводы ККС с ВККС обоснованы. Представители Высшей квалифколлегии тоже попросили отказать Игнатьичеву в удовлетворении жалобы.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила итоговое решение: в удовлетворении жалобы отказать. Таким образом, Игнатьичеву не вернули мантию.

КС: Вынесение решения по другому делу до провозглашения приговора может нарушить тайну совещательной комнаты

Конституционный Суд опубликовал Определение от 12 марта 2019 г. № 581-О, в котором отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им тайны совещания.

Судья Ленинского районного суда г. Владивостока Денис Игнатьичев, удалившись в совещательную комнату для постановления приговора до его провозглашения, вынес мотивированное решение по гражданскому делу, а также определение о передаче по подсудности дела об административном правонарушении.

Выявив нарушения ст. 298 УПК, Судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда отменила приговор нижестоящей инстанции. Кроме того, апелляция вынесла частное определение, в котором обращалось внимание председателя Ленинского районного суда г. Владивостока на допущенное нарушение положений УПК при постановлении приговора, а также предлагалось принять соответствующие меры по недопущению нарушений уголовно-процессуального закона в будущем. В передаче кассационных жалоб о пересмотре частного определения Денису Игнатьичеву было отказано.

Квалификационная коллегия судей Приморского краевого суда со ссылкой в том числе на установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства нарушения Денисом Игнатьичевым требований ст. 298 УПК удовлетворила представление председателя Приморского краевого суда о привлечении его к дисциплинарной ответственности и досрочно прекратила его полномочия. Высшая квалификационная коллегия судей РФ с решением согласилась. Дисциплинарная и апелляционная коллегии ВС РФ в удовлетворении жалобы на решения квалификационных коллегий отказали. В передаче надзорной жалобы также было отказано.

Денис Игнатьичев обратился в Конституционный Суд. В жалобе он указал, что ст. 298 УПК не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей судебной практикой, позволяет признавать в качестве нарушения судьей тайны совещательной комнаты по уголовному делу любые его действия по иным делам, находящимся в его производстве, безотносительно к наличию или отсутствию влияния или возможности влияния таких действий на итоговое решение по уголовному делу.

При отказе в принятии жалобы к рассмотрению Конституционный Суд сослался на свое Определение от 6 декабря 2018 г. № 3105-О, о котором ранее писала «АГ», указав, что по смыслу ст. 295 «Удаление суда в совещательную комнату для постановления приговора» и ст. 298 УПК тайной совещательной комнаты охватываются такие суждения суда, позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и другие сведения, касающиеся существа и обстоятельств уголовного дела и вопросов, разрешаемых судом в совещательной комнате при постановлении приговора или иного судебного решения, распространение которых может поставить под сомнение объективность и самостоятельность суда, справедливость и безупречность судебного решения как акта правосудия.

Данное правовое регулирование, указал КС, направлено в том числе на обеспечение независимости и беспристрастности судей, принятие ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия, а не в силу стороннего воздействия на суд или внепроцессуального обсуждения материалов дела с другими лицами, и не может рассматриваться как нарушающее положения Конституции, придающей судебной защите основополагающее значение в системе конституционных гарантий, в их системном единстве.

Суд отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны, что не препятствует оценке органами судейского сообщества и судами влияния конкретных действий судьи, находящегося в режиме совещательной комнаты, на его независимость, объективность и беспристрастность при постановлении приговора.

«Соответственно, оспариваемая заявителем ст. 298 УПК Российской Федерации сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте», – посчитал Суд. При этом он указал, что вопрос о наличии в деле заявителя оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, в качестве которых указывались не только нарушение тайны совещательной комнаты, связан с установлением фактических обстоятельств дела, проверкой законности и обоснованности состоявшихся в его деле правоприменительных решений и не относится к компетенции Суда.

В комментарии «АГ» профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин отметил, что КС согласился с конституционностью регулирования тайны совещания судей и, по сути, ушел от рассмотрения правомерности позиций судов, затронувших интересы заявителя.

«Щепетильность органа конституционного контроля поблекла, когда КС РФ попутно отметил, будто “реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве”, как таковая не свидетельствует о нарушении им тайны совещания. Так сделана опасная уступка конвейеру судопроизводства, обрекающему судей районного уровня на одновременное “отписывание” множества дел и материалов», – посчитал Сергей Пашин.

По его мнению, говорить нужно не о тайне совещания судьи с самим собой, а о профанации таинства формирования внутреннего убеждения. «Общее условие непрерывности судебного разбирательства давно вычеркнуто из наших кодексов. Однако хотя бы при постановлении приговора судья не вправе загружать свой ум иными мыслями, кроме мыслей об участи подсудимого, о доказанности обвинения. Закон дозволяет ему в этот период отдых, но не отвлечение на другие дела. Суета противопоказана правосудию», – подчеркнул эксперт.

Вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян заметил, что сомнений в том, что действия судьи, нарушившего тайну совещательной комнаты и вынесшего несколько судебных актов, противоречат процедуре судопроизводства, нет. Другой вопрос, посчитал он, заключается в том, насколько негативно такие действия повлияли на итоговое судебное решение.

Нвер Гаспарян отметил, что КС подтвердил ранее высказанную позицию о том, что реализация судом своего права прерваться для отдыха, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны, что представляет несомненный интерес как для заявителя, так и для будущей судебной практики.

Думайте сами

Свежий пример: в подмосковном Королеве перед судом предстали некие М. и И., которых следствие обвинило в мошенничестве с кредитами. История умалчивает, что именно совершили граждане. Однако у суда аргументы следствия сомнений не вызвали. Приговор был обвинительным. Да вот незадача: судья, как выяснилось, не усидел в совещательной комнате.

Вместо того, чтобы размышлять в тиши кабинета об аргументах следствия и защиты, он рассматривал другие дела. А этого делать судье, когда он готовит приговор, категорически запрещено.

Как установила вышестоящая инстанция, 14 июля прошлого года судья закончил рассмотрение дела и удалился в совещательную комнату. Юристы в таких случаях говорят: “ушел на приговор”. Думать ему предстояло четыре дня, и все это время, если по-хорошему, никто не должен был ни слышать, ни видеть судью. Ни одна живая душа ни словом, ни полсловом не вправе выбить его из колеи размышлений.

Это не просто требование процедуры, а фундаментальный вопрос: решать судьбу человека судья должен самостоятельно, после глубоких размышлений, без чьих либо подсказок.

В данном случае остаться наедине с собой у судьи не вышло. На следующий день, официально находясь в совещательной комнате (то есть “на приговоре”), он рассматривал несколько дел: по краже, по грабежу, по торговле наркотиками. Все доказательства, что судья отвлекся, были налицо. Поэтому приговор отменили.

Случай не единичный. По данным Мособлсуда, в прошлом году почти треть приговоров подмосковных судов отменялось из-за допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе нарушения права на защиту, незаконного состава суда или нарушения тайны совещательной комнаты. Поэтому данное дело было решено сделать показательным: его включили в обзор судебной практики Мособлсуда для ориентира другим судьям. Впрочем, вопрос касается людей в мантиях по всей стране. Где бы судья ни нарушил свой “час одиночества”, это станет поводом для отмены приговора в апелляции. Доказать же такое поведение нетрудно благодаря электронным системам: повестка судов сегодня публикуется на официальных сайтах, так что у защиты есть все возможности проверить, чем занимается их судья, когда должен сидеть наедине со своими мыслями.

Кстати, недавно с подобным же разъяснением выступил Верховный суд Республики Башкортостан. Совершенно аналогичная ситуация: судья ушел на приговор и занялся другим делом. Итог тот же: обвинительный приговор отменен, дело надо рассматривать вновь.

Некоторые практики говорят, что подобное происходит сплошь и рядом. Так, по их словам, судьи борются с волокитой, мол, дел масса, все их надо рассмотреть точно в срок, и временем для размышлений можно пренебречь, как якобы самой ненужной частью процесса.

“Нарушения тайны совещательной комнаты в российских судах – явление отнюдь не редкое, – сказал “РГ” эксперт Федеральной палаты адвокатов России, кандидат юридических наук Андрей Рагулин. – В практике встречаются случаи ухода судей из совещательной комнаты “по своим делам”, случаи совместного обсуждения судьей и представителем государственного обвинения итогового решения по делу (хотя это нередко делается заранее), неумышленные нарушения тайны совещательной комнаты по вине сотрудников суда и так далее”. По его мнению, запрет рассматривать другие дела, когда судья находится на приговоре, тоже не пустая формальность.

Каким бы профессионалом человек в мантии ни был, занявшись другим процессом, он не может сосредоточиться на нюансах уже рассмотренного дела, надлежащим образом проанализировать исследованные в суде доказательства и затем подготовить текст приговора. Именно поэтому Верховный суд РФ не раз ориентировал суды на строгое соблюдение всех процедур, связанных с фундаментальными правами. Так что региональные суды сейчас по всей стране добиваются единой практики согласно правовым позициям Верховного суда России.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию