Ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу – статья 235 УПК РФ

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

1. Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

Комментарий к Ст. 235 УПК РФ

1. Комментируемая статья содержит важное новое правило, согласно которому судья на предварительном слушании уголовного дела, решая вопрос об обоснованности ходатайства стороны об исключении доказательства из числа подлежащих исследованию в судебном разбирательстве, вправе выполнить определенные процессуальные действия по проверке этого доказательства: допросить свидетеля, приобщить к материалам дела новый документ, т.е. применить процессуальные средства, свойственные судебному следствию (УПК РСФСР 1960 г. такой возможности не допускал).

2. Доказательства подлежат исключению из уголовного дела по мотивам их недопустимости, а недопустимость означает, что они получены с нарушением требований УПК. Из этого следует, что бремя опровержения доводов о необходимости исключения доказательства практически во всех случаях лежит на прокуроре, потому что именно прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Презюмируется, что он не мог намеренно оставить в этом деле доказательство, заведомо для него недопустимое, полученное с нарушением закона. Поэтому именно прокурор отвечает за допустимость каждого доказательства и обязан обосновать свою позицию. Однако сказанное не означает, что прокурор обязан опровергать любое, даже очевидно голословное или абсурдное, заявление стороны защиты о том, что доказательство получено с нарушением требований УПК. Исходя из принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве каждая из сторон обязана обосновать свое заявление или ходатайство, а противоположная (иногда говорят — противная) сторона вправе и обязана оспорить его, а суд — рассудить спор. Оспорить же заведомо голословное заявление или ходатайство невозможно.

3. Исключенное по мотивам недопустимости доказательство не обсуждается в судебном разбирательстве, потому что не имеет юридического значения. Оно не исследуется; о нем не сообщается участникам процесса; такое доказательство ни при каких обстоятельствах и ни в каком контексте не может быть упомянуто в итоговых уголовно-процессуальных актах, венчающих уголовный процесс (приговоре, определении, постановлении), хотя физически письменные материалы, в которых содержатся отвергнутые сведения, остаются в деле, отражая его полную биографию. Не устраняется физически из дела и исключенное вещественное доказательство.

4. Решая вопрос о том, является ли доказательство по делу недопустимым, суд должен в каждом случае выяснить, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение, из-за которого этот вопрос возник. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). Но для этого нужны вновь возникшие обстоятельства, иначе вопрос о допустимости спорного доказательства грозит превратиться в бесконечный, без нужды запутывающий дело и осложняющий восприятие процесса его участниками и публикой.

Всё об уголовных делах

Ходатайство об исключении доказательства

– ч.1 235 УПК право заявить об исключении любого доказательства

– ч.1 235 УПК копия ходатайства передается другой стороне

Требования к ходатайству

– п.1 ч.2 235 УПК должно содержать указания на исключаемое доказательство

– п.2 ч.2 235 УПК должно содержать основания для исключения

– п.2 ч.2 235 УПК должно содержать обосновывающие обстоятельства

– ч.3 235 УПК правомочия судьи при исследовании ходатайства:

– ч.3 235 УПК судья вправе допросить свидетелей

– ч.3 235 УПК судья вправе приобщить документы

– ч.3 235 УПК судья вправе огласить документы

– ч.4 235 УПК бремя опровержения фактов нарушений УПК лежит на прокуроре

– ч.4 235 УПК в остальном, бремя доказывания лежит на подавшем ходатайство

Последствия исключения доказательства

– ч.5 235 УПК исключенное доказательство теряет юридическую силу

– ч.6 235 УПК присяжным нельзя знать об исключенном доказательстве

– ч.7 235 УПК вопрос о допустимости может быть рассмотрен повторно

Статья 235 УПК. Ходатайство об исключении доказательства

– п.5 ч.1 220 УПК перечень доказательств обвинения

1) Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств , предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства.

В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

– п. 12 Пленума № 28 отказ при несоблюдении требований ч.2 235 УПК

2) Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

1). доказательство , об исключении которого ходатайствует сторона;

– ч.2 75 УПК доказательства признаваемые недопустимыми

и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

– п. 12 Пленума № 28 допрос свидетеля и приобщение документов

– и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве.

В случае, если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы , имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

– п. 12 Пленума № 55 бремя опровержения лежит на прокуроре

п. 13 Пленума № 51 правило ч.4 235 УПК действует и далее в процессе

4) При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

– ч.4 236 УПК указываются материалы, запрещенные к использованию

5) Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство:

– теряет юридическую силу,

– и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения,

– а также не может исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6) Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей , то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

– п. 2 Пленума № 1 исключенное доказательство может быть возращено

– п. 12 Пленума № 28 требование об исключении доказательств, повторно

7) При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

Основания и порядок исключения доказательств из материалов уголовного дела

В процессе судопроизводства стороны вправе подать ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу. Это документ, составляемый с помощью адвоката и содержащий описание конкретного доказательства, которое хотят исключить, и основания, позволяющие это сделать. Условия и порядок подобного процесса описаны в ст. 235 УПК РФ.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону
+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !

Краткое содержание статьи 235 УПК РФ с комментариями

Статья состоит из 7 частей, в каждой из которых рассматриваются отдельные особенности порядка исключения доказательств по уголовному делу. Эта процедура представляет собой полное их удаление не только из материалов дела, но и из прочих документов, оформляемых во время всего процесса.

В первой части указано, что сторона в процессе вправе заявить такое ходатайство в отношении абсолютно любого доказательства, фигурирующего в материалах дела. Копия этого документа передается другой стороне.

В ч. 2 приводятся те данные, которые должны содержаться в этой бумаге:

  • сам объект или документ, подлежащий исключению;
  • основания для исполнения этого действия и те факторы, которые обосновывают его.

По ч. 3, судья имеет право допросить свидетеля и приобщить указанный в ходатайстве документ. Если вторая сторона не согласна с исключением, то судья вправе огласить протоколы действий, проведенных по следствию, и прочие документы.

Согласно ч. 4, при подаче ходатайства стороной защиты на том основании, что оно было оформлено с нарушениями УПК РФ, только прокурор вправе опровергнуть указанные стороной защиты доводы. В остальных ситуациях доказывать обязана сторона, подавшая ходатайство.

В ч. 5 говорится о том, что при исключении доказательств в уголовном процессе они теряют свою юридическую силу. Их запрещено приобщать к материалам дела, исследовать или как-то использовать в судопроизводстве.

В ч. 6 указано, что при рассмотрении дела в суде с участием присяжных заседателей участникам запрещено говорить им об уже исключенных вещественных доказательств.

Согласно ч. 7, если разбирательство по делу проходит по существу, то суд вправе рассмотреть вопрос о допустимости исключенного доказательства.

Факторы для исключения

Обычно в качестве оснований для исключения доказательств по УПК РФ выступают следующие:

  1. Доказательства были оформлены с нарушениями законодательства РФ (например, заключение эксперта, когда само постановление о проведении экспертизы не было предоставлено самому гражданину заранее, чтобы он успел подать отвод эксперту, если захочет этого).
  2. Если они вызывают сомнение в своей объективности (например, заключение эксперта не обладает достаточной научной обоснованностью).
  3. Они не обладают значимостью для расследования дела.
  4. Полученные доказательства не отвечают всем установленным критериям для них (когда получены из ненадлежащих источников или до инициации дела).
  5. Прочие основания, противоречащие действующему законодательству РФ.

Как проходит процедура

Сама процедура исключения несколько отличается в зависимости от того, в каком процессе (уголовном, гражданском или арбитражном) она проходит. Ниже мы разберем особенности каждого из них.

В уголовном процессе

Любая из сторон – как обвинения, так и защиты – вправе подать ходатайство об исключении доказательства. При этом второй из них вручается копия этого документа. Процедура осуществляется на предварительном слушании, то есть еще до проведения самого судебного заседания.

Судья сразу удовлетворяет это ходатайство, если у второй стороны нет возражений против этого. В противном случае он обязан установить обоснованность этих возражений и разрешить разногласия между обеими сторонами.

В качестве основного юридического последствия выступает то, что доказательство сразу же исключается из материалов дела и никаким образом не может быть рассмотрено в дальнейшем судебном разбирательстве.

В гражданском процессе

В ГПК РФ не существует отдельной статьи об исключении доказательств. Ст. 35 ГПК РФ, которая содержит перечень прав лиц, участвующих в подобном процессе, устанавливает для них возможность подачи любых ходатайств.

Для этого нужно составить ходатайство в письменной форме и с причинами, почему требуется убрать то или иное доказательство из дела. По административному делу это происходит вследствие несоответствия доказательства двум критериям: относимости и допустимости.

Рассмотрение ходатайства происходит с учетом мнений всех сторон в процессе. В результате выносится соответствующее постановление.

В арбитражном процессе

В АПК РФ также отсутствует четкий алгоритм действий в случае, если одна из сторон решила подать заявление об исключении доказательств в арбитражном процессе. Также нет какой-то конкретной статьи, посвященной этой проблеме.

Есть ст. 68 АПК РФ, в которой говорится о том, что допустимыми определяются доказательства, подтверждающие конкретные обстоятельства происшествия. Также в ч. 3 ст. 64 АПК РФ содержится информация о том, что не допускаются доказательства, полученные с нарушениями ФЗ.

В этом случае также требуется подать ходатайство с перечислением конкретных причин недопустимости доказательства и его описанием. Суд рассмотрит его и примет, если расценит приведенные факторы достаточными для исключения доказательства в арбитражном процессе.

Тогда вышеуказанный вещдок уже нельзя будет приобщать к материалам дела или как-то использовать в дальнейшем судебном разбирательстве.

Структура и образец ходатайства

Этот документ оформляется исключительно в письменной форме. В тексте должны быть представлены следующие сведения:

  • данные о заявителе;
  • наименование суда, куда оформляется;
  • описание того доказательства, которое хотят исключить;
  • причины этого действия со ссылками на конкретные статьи нормативно-правовых актов;
  • просьба об исключении доказательства;
  • перечень прилагаемых документов;
  • дата составления и подпись заявителя.

Примечание. Рекомендуется обратиться к юристу, чтобы правильно и без ошибок оформить этот документ. Его образец представлен в этом разделе.

Заключение

В процессе судопроизводства одна из сторон вправе подать подобное ходатайство. Это документ, оформляемый по структуре типичного заявления с указанием конкретного доказательства и причин, почему требуется его убрать. В случае положительного решения со стороны судьи доказательство немедленно исключается из материалов дела и не может быть использовано в дальнейшем.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:

+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !


Новости

ПРИМЕР ХОДАТАЙСТВА ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В районный суд Города

Федеральному судье Председательствующему П.П.

Защитника – адвоката В.Н. Романова

МКА “Филиппов и партнеры”

111033, Москва, Золоторожский Вал ул., 32, к. 4, оф. 103

тел. 8 (916) 823-73-37

в защиту Обвиняемого О.О.

Х О Д А Т А Й С Т В О

об исключении доказательств

В производстве районного суда Города находится уголовное дело №11111 по обвинению Обвиняемого О.О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Считаю, что протокол осмотра предметов от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000) не соответствует требованиям УПК РФ и вместе с полученными результатами, а также результатами последующей работы с ними, подлежит признанию недопустимым доказательством и исключению из числа таковых по следующим основаниям:

В соответствии с требованиями п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ, понятыми не могут быть участники уголовного судопроизводства.

Указанное требование уголовно-процессуального закона следственным органом при производстве данного осмотра выполнено не было.

Так, в качестве понятых при производстве осмотра предметов 00.00.0000 года участвовали Понятая П.П., проживающая по адресу: город, улица, дом, квартира, и Понятой П.П., проживающий по адресу: город, улица, дом, квартира.

Однако, как следует из материалов настоящего уголовного дела, Понятая П.П., проживающая по адресу: город, улица, дом, квартира, и Понятой П.П., проживающий по адресу: город, улица, дом, квартира, были допрошены в качестве свидетелей по настоящему же уголовному делу еще 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000, 000-000), что в соответствии с положениями п. 2 ч. 2 ст. 60 УПК РФ, имеющими императивных характер, исключало их участие в производстве по настоящему уголовному делу в качестве понятых.

Технические средства фиксации хода и результатов данного следственного действия следователем не применялись.

Таким образом, сам протокол осмотра и полученные в ходе него результаты, а именно: образцы оттисков печатей ООО «Общество» (том 000 л. д. 000-000), подлежат признанию недопустимыми доказательствами и исключению из числа таковых.

Помимо этого, исключению из числа доказательств по делу подлежит заключение:

– судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000);

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

так как предметом их исследования являлись оттиски печатей ООО «Общество», полученные в ходе осмотра предметов от 00.00.0000 года с участием понятых Понятой П.П.. и Понятого П.П., ранее допрошенных по делу в качестве свидетелей, а выводы указанных заключений экспертиз основаны на результатах сравнительного исследования изображения оттисков печати на оригинальных документах, предоставленных эксперту следователем, и изображений оттисков на этих самых экспериментальных образцах.

В соответствие с требованиями ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В соответствие с положениями ч. 1 ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

В соответствии с предписаниями п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №8 от 31.10.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления.

В соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, могут быть признаны недопустимыми и исключены из числа таковых судом.

Полагаю, что допущенные следственным органом при производстве предварительного расследования указанные выше нарушения требований уголовно-процессуального закона являются существенными, а потому сам протокол осмотра и полученные в ходе него результаты – оттиски печатей, а также вышеуказанные заключения судебных экспертиз, как результаты последующей процессуальной работы с ними, подлежат признанию недопустимыми доказательствами и исключению из числа таковых.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 119-120, 75 УПК РФ,

– протокол осмотра предметов от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000) и полученные в ходе него результаты – оттиски печати ООО «Общество» (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000);

– заключение судебной технико-криминалистической экспертизы №000 от 00.00.0000 года (том 000 л. д. 000-000),

недопустимыми доказательствами, исключив их из числа таковых.

Адвокатская тайна

В данном разделе Вы можете ознакомиться с текущими результатами деятельности уголовного адвоката В.Н. Романова. Все указанные на настоящем сайте результаты подтверждены текстами судебных решений, с некоторыми из которых Вы можете ознакомиться в разделе Галерея.

В случае обращения за помощью к уголовному адвокату В.Н. Романову, в том числе и в порядке получения устной консультации, Вы можете быть уверены – даже сам факт обращения к адвокату охраняется таким способом гарантии невмешательства кого-либо в отношения между Доверителем и адвокатом, как адвокатская тайна.

Политика конфиденциальности, применяемая уголовным адвокатом В.Н. Романовым, распространяется также на данные, вводимые в предусмотренными соответствующими разделами сайта формами, а использование настоящим сайтом защищенного протокола https и доверенного сертификата безопасности SSL, гарантирует полную приватность передаваемой и получаемой посетителем сайта информации.

* Заполняя на сайте любую форму и направляя сообщения, Вы тем самым подтверждаете, что Вами в полном объеме принята
Политика конфиденциальности

Образец ходатайства об исключении из числа допустимых доказательств по уголовному делу заключений экспертов

В Волжский районный суд Самарской области

443051, г. Самара, ул. Путейская, д. 29

Тел.: +7(846) 331-43-60

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П. ,

рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г.Самара, пр. Карла Маркса, д.192, оф.619

В защиту интересов подсудимого ФИО1 ,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.231, ч.2 ст.228 УК РФ

об исключении доказательства

(в порядке ст. 235 УПК РФ)

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению ФИО1 в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 231 и ч.2 ст. 228 УК РФ.

Согласно обвинительного заключения, доказательствами обвинения являются заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017.

При этом заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016 и заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016 являются повторными, и были получены после указания защиты на грубые нарушения при проведении первоначальных экспертиз по уголовному делу. Однако проведение повторных экспертиз не позволило следствию устранить по уголовному делу все допущенные нарушения и устранить неточности и сомнения, в связи с чем после очередного ходатайства защиты следствием было назначено проведение повторных экспертиз. Полученные заключения эксперта №4/107 от 31.03.2017 и заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017 не устранили ранее указанные защитой нарушения при проведении экспертизы, кроме этого были допущены еще более грубые нарушения (отсутствие количественного анализа содержания ТГК).

По мнению защиты, экспертами проявлен формализм, все представленные в материалы уголовного дела заключения эксперта выполнены по одному шаблону, текст мотивировочного раздела экспертизы копируется из одного заключения в другое. В связи с чем можно говорить о низком качестве выполненных экспертных исследований.

Согласно заключению специалистов № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы, представленные для научного анализа заключения эксперта № 4/107 от 31.03.2017 г. и № 4/108 от 31.03.2017 г., выполненные старшим экспертом ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2, не соответствуют в полной мере требованиям применяемых методик исследования наркотических средств и не соответствует законодательным требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, а именно: выполнение исследования на строго научной основе, всесторонне и в полном объёме. Эксперт не учла все методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучила специальную литературу, в результате её выводы научно не обоснованы и не аргументированы. Размер наркотических средств определён неверно и является сильно завышенным.

С точки зрения специальных познаний эксперта химика, при наличии указанных недостатков, представленные для научного анализа заключения эксперта не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

Анализ заключений эксперта ФИО2 показывает, что недостатки предыдущих экспертиз не устранены, выводы не являются ясными и научно-обоснованными, размер наркотического средства определён неверно.

В анализируемых заключениях эксперта ФИО2 отсутствуют сведения об исправности и поверке газового хроматографа с масс-селективным детектором. Экспертное заключение выполнено на непроверенном оборудовании (является доказательством, полученным с нарушением Закона).

По существу исследования, проведённого экспертом ФИО2 в заключении эксперта № 4/107, у специалистов имеются следующие замечания. Методом оптической микроскопии эксперт установила, что в исследуемых объектах присутствовали характерные для конопли признаки. Методом хроматомасс-спектрометрии эксперт обнаружила присутствие в исследуемых объектах тетрагидроканнабинола (ТГК), включённого в Перечень наркотических средств, других пиков наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, а также фармакологически активных веществ не обнаружено. Эксперт считает, что всё это позволяет ей сделать вывод о том, что исследованные объекты являются частями наркотикосодержащего растениями конопля. Однако этот вывод нельзя признать научно обоснованным. Для отнесения конкретных образцов конопли к наркотикосодержащему растению данных недостаточно.

Таким образом, используя недостаточный объем данных, необходимый для применения соответствующего метода исследования, эксперт делает заключение о принадлежности частей растения к наркосодержащему растению. Специалист считает, что такой вывод эксперта нельзя признать научно обоснованным, поскольку он не соответствует установленным требованиям для его проведения.

При определении массы частей растения в высушенном состоянии эксперт допустила серьёзную ошибку, включив в эту массу центральные стебли и корни растений. В методических рекомендациях «Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака» (Сорокин В.И. и др., ЭКЦ МВД РФ, РФЦСЭ МЮ РФ, М., 1995г.), на которую ссылается эксперт, указано, что центральный ствол конопли, ветки, семена, а тем более корни, при изготовлении наркотических средств не используются из-за слишком малого содержания ТГК в них. Для определения значительности размера эксперту следовало выбрать из всей массы исследуемой растительной смеси только те части растения конопля, которые содержат ТГК, и высушить их до постоянного веса. Из приведённых экспертом фото (илл. №№ 5 и 15) хорошо видно, что корни, а особенно стебли, которые эксперт не должна была учитывать при определении массы, составляют наибольшую часть исследуемых растительных объектов.

Таким образом, анализ заключения эксперта ФИО2 № 4/107 показывает, что проведённые ею исследования позволяют сделать вывод только о том, что представленные части растения относятся к растению конопля, но не позволяют утверждать, что данная конопля относится наркотикосодержащей. В результате масса конопли, которую эксперт посчитала, определена неверно и является сильно завышенной.

В заключении эксперта № 4/108 встречаются те же ошибки. Эксперт ФИО2 не определяла количественное содержание ТГК, а также не учла результаты экспертизы № 5586 от 26.12.2016г., выполненной экспертом ФИО3, который определил, что содержание ТГК в объекте № 2 (масса 13 г) составляет 0,020±0,001 %. Принимая во внимание, что это значение меньше чем 0,06 %, эксперту ФИО2 следовало подчеркнуть, что столь низкое содержание ТГК характерно либо для сортов конопли, не относящихся к наркотикосодержащим растениям, либо исследованный объект относится к наркотикосодержащей конопле, из которой ТГК уже был извлечён. В любом случае, объект № 2 в заключении № 4/108 не относится к наркотическим средствам.

Исследуя объект № 3 в заключении № 4/108 эксперт ФИО2 должна была отделить стебли и корни, только после этого доводить до постоянной массы оставшуюся растительную смесь, однако этого не сделала. Центральные стебли растения составляют значительную часть объекта исследования №3, что хорошо видно на фото (лист дела 131-132).

В экспертном заключении фото объекта исследования № 4 (илл. № 26) хорошо видно наличие большого количества веток и стеблей, именно они составляют основную массу исследуемого объекта. Согласно вышеуказанной Методике, эксперт при диагностике марихуаны должна была исследовать всю растительную массу, представленную на исследование, на наличие веток и фрагментов стеблей, однако этого не сделала.

Эксперт не провела исследования всей представленной растительной массы на предмет какие части растения входят в её состав, поэтому размер наркотического средства «марихуана» определён неверно и является завышенным.

Кроме того, метод хроматомасс-спектрометрии, который применила эксперт ФИО2, устанавливает лишь наличие ТГК. В этом случае нельзя утверждать, что представленная на исследование конопля пригодна для использования в качестве наркотического средства. Таким образом, эксперту ФИО2 следовало определить количественное содержание ТГК в объекте исследования № 4, и только в том случае, если его содержание составляет 0,5 % или выше, вывод эксперта об отнесении данного объекта к наркотическому средству «марихуана» можно было бы признать обоснованным.

Таким образом, эксперт не учла все методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучила специальную литературу, в результате её выводы не аргументированы.

В материалах уголовного дела имеется Заключение специалиста кандидата биологических наук доцент кафедры экологии, ботаники и охраны природы ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева» ФИО4 о состоянии высушенного материала растений с участием конопли, которое также опровергает выводы государственной экспертизы.

Таким образом, эксперты не учли все методические рекомендации для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучили специальную литературу, при проведении экспертиз были нарушены утвержденные методики, в результате выводы экспертов не аргументированы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2016г., «необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования». Учитывая вышеизложенное, представленные заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017. не соответствуют в полной мере требованиям применяемых методик исследования наркотических средств и не соответствуют законодательным требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, а именно: выполнение исследования на строго научной основе, всесторонность и полнота исследований. Эксперты не учли методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, в результате их выводы научно не обоснованы и не аргументированы. Заключения не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

Между тем, производство судебной экспертизы в государственных экспертных учреждениях должно отвечать требованиям специального отраслевого законодательства, регулирующего деятельность государственных экспертных учреждений (Закон № 73-ФЗ), включая ведомственные нормативно-инструктивные документы (Минздрава России, Минфина России, МВД России, Минюста России и др.), которыми должны руководствоваться государственные эксперты.

По мнению независимых специалистов, ни одно из вышеуказанных заключений экспертов не может быть признано допустимым доказательством по уголовному делу и положено в основу обвинения.

Недопустимым доказательство может быть признано заключение эксперта, если оно вызывает сомнение в своей научной обоснованности, что подтверждается судебной практикой, о чем прямо заявлено в Определении Военной коллегии Верховного Суда РФ от 27 декабря 1994 г.

Конституция Российской Федерации в ч.2 ст.50 устанавливает более требование: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Таким образом, допустимость доказательства определяется его законностью.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.75, 86, 88, 119, 120, 159, 198, 235 УПК РФ,

П Р О Ш У С У Д:

  1. Исключить из числа допустимых доказательств по уголовному делу следующие доказательства обвинения: заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017.
  2. Приобщить к уголовному делу Заключение специалиста № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы, поскольку оно может иметь значение для оценки оснований для исключения доказательств и установления обстоятельств, обосновывающих ходатайство.

Приложения: Заключение специалиста № 522 от 19.05.2017 г. Бюро независимой экспертизы

Адвокат _______________________ А.П. Антонов

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства

1.Стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на :

1) доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

2) основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае , если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7. При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым .

1. В данной статье получает дальнейшее развитие регламентация процедуры исключения недопустимых доказательств, начало которой было положено в предыдущей статье. При этом вводится ограничение, состоящее в том, что, хотя согласно части 1 настоящей статьи стороны вправе заявить ходатайство об исключении «любого» доказательства, однако, на деле это касается не всякого доказательства, а только того, которое указано в перечне доказательств. Перечни доказательств, на которые ссылаются сторона обвинения и сторона защиты, приводятся в обвинительном заключении или обвинительном акте (п. 5, 6 ч. 1 ст. 220, п. 6 ст. 225). Но в уголовном деле могут быть и другие доказательства, не указанные следователем или дознавателем в обвинительном заключении или акте. Закон не содержит каких-либо запретов суду, рассматривающему дело по существу, оглашать в судебном заседании протоколы следственных действий и иные документы, причем не только те, которые представлены сторонами в судебное заседание (указанны в соответствующем перечне доказательств), но и те, которые приобщены к уголовному делу (ст. 285), т.е. все остальные. Таким образом, обвинителю достаточно «приберечь» доказательство (например, протокол сомнительного следственного действия), не включив его в перечень, и по буквальному смыслу данной статьи другая сторона не может потребовать его исключения, что вряд ли справедливо.

В данной части статьи содержится требование передать другой стороне копии ходатайства об исключении доказательств в тот же самый день, когда они представлены в суд. Учитывая, что понятие сторон довольно объемно и, помимо прокурора и органов предварительного расследования, включает обвиняемого, защитника, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, практическое исполнение данного требования по каждому уголовному делу представляется довольно затруднительным. Кроме того, закон не уточняет, кто должен передать другой стороне копии указанного ходатайства. Представляется, что это обязан сделать суд, поскольку, например, обвиняемый, содержащийся под стражей, вряд ли физически способен послать копии такого ходатайства не только прокурору, но и потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

2. Основанием для исключения доказательства является его недопустимость (см. об этом комментарий к ст. 75 настоящего Кодекса).

3. В части 3 комментируемой статьи вновь говорится о способах исследования допустимости доказательств. Если в части 8 предыдущей статьи предусматривается допрос свидетелей, которым может быть что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, то в данной норме речь, по-видимому, идет уже о других свидетелях, а именно тех, показания которых заинтересованная сторона требует признать недопустимыми. Иное означало бы напрасную тавтологию. Кроме того, при производстве ряда следственных действий (например, допроса), в ходе которых допущены существенные процессуальные нарушения, обычно нет свидетелей, кроме самого следователя (дознавателя) и допрашиваемого лица, поэтому установить недопустимость его показаний в подобных случаях иногда невозможно иначе, как допросив на предварительном слушании самого этого свидетеля. Вместе с тем, недопустимы могут быть не только показания свидетелей, но также и других лиц, в частности, подозреваемого и обвиняемого (ч. 2 ст. 75). Было бы не логично отказывать суду в праве исследовать вопрос об этом путем допроса не только свидетелей, но и названных лиц. Следует обратить внимание на то, что согласно тексту части 3 данной статьи допросить свидетеля здесь вправе только судья, но не стороны.

Напротив, документ, указанный в ходатайстве и приобщаемый судьей к делу, не может быть тем самым документом, допустимость которого оспаривается стороной, иначе он уже был бы приобщен к материалам уголовного дела. Очевидно, имеются в виду документы, подтверждающие недопустимость доказательства. Способом судебного исследования может быть на предварительном слушании также оглашение протоколов следственных действий и иных документов.

4. Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре. Учитывая, что неявка других участников процесса, кроме обвиняемого, не препятствует проведению предварительного слушания, неявка прокурора автоматически означает признание оспариваемого другой стороной доказательства недопустимым . Если же ходатайство об исключении доказательства было заявлено не стороной защиты, а прокурором, потерпевшим, гражданским ответчиком или их представителями, бремя доказывания недопустимости спорного доказательства лежит на них самих. О понятии и распределении бремени доказывания см. также комментарий к ст. 14 настоящего Кодекса.

5. В случае удовлетворения судьей ходатайства об исключении доказательства, судья в постановлении о назначении судебного заседания указывает, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания (ч. 4 ст. 236).

6. В части 7 комментируемой статьи указано, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым . Буквально, это означает, что вопрос о допустимости исключенного доказательства может быть поднят заинтересованной стороной в следующей стадии судебного разбирательства лишь при том условии, что на предварительном слушании она уже один раз настаивала признании доказательства допустимым, оспаривая ходатайство другой стороны о его исключении. Если же этого не произошло (например, ввиду неявки данной стороны на предварительное слушание, признания ею там факта недопустимости доказательства), она лишается права настаивать в дальнейшем на признании исключенного доказательства допустимым .

7. Из содержания данной статьи не следует, что в судебном разбирательстве сторона может повторно ходатайствовать о признании доказательства недопустимым . Однако, например, в ч. 5 ст. 335 предусматривается, что судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства. То есть, если в судебном разбирательстве открылись обстоятельства, указывающие на недопустимость доказательства, в т.ч. ранее признанного судом допустимым на предварительном слушании, заинтересованная сторона все же вправе ходатайствовать о его исключении из числа исследуемых по делу доказательств.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению». При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст. 256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке. При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т. и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т. пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений. Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством. Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств. Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Квалифицированная юридическая помощь по уголовным делам связанным с наркотиками.

Обжалование приговоров, составление жалоб, оценка дела, разработка стратегии защиты – во всех регионах!

Защита адвокатами по наркотикам в Москве и Московской области.

+ 7 () 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

Автор: О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию