Что является неуважением к суду и какую ответственность за неё назначают по ст. 297 УК РФ

Статья 297 УК РФ. Неуважение к суду

Новая редакция Ст. 297 УК РФ

1. Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, –

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Статье 297 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства является авторитет судебной власти. Основанием последнего служит признание суда органом, наиболее гарантирующим объективное, справедливое решение правовых вопросов, споров. Проявление неуважения к этому органу может отрицательно сказаться на осуществлении им функции правосудия, затруднить исследование доказательств, а также лишить процесс той воспитательной роли, которую он призван выполнять. Умаление авторитета суда отнюдь не способствует надлежащему восприятию вынесенных судебными инстанциями правоприменительных актов.

По коммент. статье преследуется лишь такое неуважение к суду, которое выразилось в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2), либо участников судебного разбирательства (ч. 1), честь и достоинство которых являются дополнительными объектами посягательства.

2. Понятие “оскорбление” следует толковать в соответствии с определением, данным в ст. 130, в том числе применительно к коммент. составу обязательным является требование неприличной формы действий или высказываний.

3. В составах неуважения к суду специфику оскорбления определяет круг потерпевших. В ч. 2 коммент. статьи в качестве таковых названы судьи, присяжные заседатели, а также другие лица, участвующие в отправлении правосудия. Содержание ст. 1 ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации” позволяет заключить, что в настоящее время потерпевшими от данного преступления могут выступать судьи любой ветви и любого звена судебной системы, присяжные заседатели, арбитражные заседатели.

Потерпевшие от преступления, предусмотренного ч. 1 коммент. статьи, определены как участники судебного разбирательства, под которыми следует понимать лиц, выполняющих процессуальные функции в центральной стадии процесса, за исключением субъектов, участвующих в отправлении правосудия.

4. Специфика оскорбления, о котором идет речь в коммент. статье, состоит также в том, что оно является проявлением пренебрежительного отношения к суду. О том, что оскорбление вершителя правосудия будет выражением неуважения к суду, можно говорить, во-первых, в том случае, когда подобное нарушение наносит вред порядку в судебном заседании, свидетельствует о непочтении к судебной процедуре, а во-вторых, когда оскорбление имеет мотивационную связь с судебным процессом. Так, виновным в неуважении к суду был признан адвокат К., который во время судебного разбирательства по УД в отношении Л. дважды назвал председательствующего по делу судью А. преступником .
——————————–
БВС РФ. 1997. N 11. С. 10 – 11.

4.1. В ситуации, когда оскорбление судьи, присяжного заседателя и других лиц, участвующих в отправлении правосудия, имеет мотивационную связь с судебным процессом, не имеет значения ни место, ни время совершения преступления, поскольку и такое оскорбление есть оскорбление носителя функции правосудия и судебной власти.

4.2. Иной подход должен быть проявлен в том случае, когда речь идет об оскорблении участников судебного разбирательства. Так, не выступают проявлением неуважения к суду оскорбительные действия или высказывания, адресованные только указанным лицам, если они осуществлены вне судебной процедуры, даже если это происходит в здании суда.

5. Составы преступления по форме вины являются прямо умышленными. Виновный осознает, что унижает честь и достоинство соответствующего участника процессуальной деятельности, что избранная им форма обращения с ним не принята в обществе, что оскорбительные действия или высказывания выступают проявлением пренебрежительного отношения к суду как носителю судебной власти и осуществляемой им функции правосудия, и желает совершить такие действия.

6. Субъектом преступного посягательства является любое физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, за исключением лиц, участвующих в отправлении правосудия. Оскорбительные высказывания судей по отношению к участникам судебного разбирательства дают основание для квалификации подобных деяний по ст. 286, так как свидетельствуют о явном выходе их за пределы предоставленных судьям полномочий.

7. Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 297 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим может быть участник судебного разбирательства: подсудимый, потерпевший, истец, ответчик, третье лицо, их представители, прокурор, защитник, эксперт, специалист, свидетель. Под особой охраной находятся судья, присяжный заседатель, арбитражный заседатель.

2. Объективная сторона заключается в оскорблении потерпевшего, т.е. унижении его чести и достоинства, выраженном в неприличной форме.

Преступление совершается в зале судебного заседания во время рассмотрения дела или материалов либо в ином месте, в иное время. В первом случае оскорбление не обязательно должно быть связано с процессуальной ролью потерпевшего. Оно может быть проявлением личного отношения, например упрек судьи в супружеской неверности. Во втором – оскорбляемый должен подвергаться посягательству именно как участник судебного разбирательства.

Оскорбительные слова, жесты, действия должны быть публичны, т.е. восприниматься лицами, присутствующими в судебном заседании, либо третьими лицами.

Временем окончания преступления является момент, когда соответствующая информация воспринята потерпевшим и еще хотя бы одним лицом.

3. Субъективная сторона состава преступления предполагает вину в виде прямого умысла. Мотив и цель прямо в диспозиции не указаны, но, если оскорбление совершается за пределами зала судебного заседания или во время, отличное от времени рассмотрения дела или материала в суде, цели и мотивы виновного должны быть связаны с судебным разбирательством.

Статья 297. Неуважение к суду

1. Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, –
наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, –
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к статье 297 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом преступления выступают правильная деятельность и авторитет суда, дополнительным объектом – достоинство участников судебного разбирательства.

Общественная опасность неуважения к суду со стороны виновных лиц заключается в том, что они своими оскорбительными действиями создают в зале судебного заседания обстановку нервозности, мешающую суду и иным участникам судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно исследовать имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, негативно сказывается на реализации участниками судебного разбирательства равенства прав по представлению и исследованию доказательств, подрывает авторитет суда и воспитательное воздействие судебного разбирательства, дезорганизует тем самым осуществление правосудия .

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации – Юрайт-Издат, 2007 (издание 7-е, переработанное и дополненное).

См.: Демидов В.В. Комментарий к ст. 297 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. М., 2001.

Объективная сторона состоит в неуважении к суду, которое выражается в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1), судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2). Деяние совершается путем действия.

Согласно п. 51 ст. 5 УПК РФ судебное разбирательство – судебное заседание судов первой, второй и надзорной инстанций.

В данном преступлении ответственность дифференцирована в зависимости от процессуального положения потерпевшего. В ч. 1 ст. 297 УК РФ устанавливается ответственность за оскорбление любого участника судебного разбирательства (кроме судей, присяжных, арбитражных заседателей, о которых говорится в ч. 2). Следовательно, потерпевшими по ч. 1 ст. 297 УК РФ могут быть:

в уголовном процессе: согласно главе 6 УПК РФ – участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: прокурор (ст. 37), следователь (ст. 38), дознаватель (ст. 41), потерпевший (ст. 42), частный обвинитель (ст. 43), гражданский истец (ст. 44), представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (ст. 45); согласно главе 7 УПК РФ – участники уголовного судопроизводства со стороны защиты: подозреваемый (ст. 46), обвиняемый (ст. 47), законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого (ст. 48), защитник (ст. 49), гражданский ответчик (ст. 54), представитель гражданского ответчика (ст. 55); согласно главе 8 УПК РФ – иные участники уголовного судопроизводства: свидетель (ст. 56), эксперт (ст. 57), специалист (ст. 58), переводчик (ст. 59), понятой (ст. 60).

В арбитражном процессе: согласно ст. 40 АПК РФ лицами, участвующими в деле, являются: стороны (в соответствии со ст. 44 АПК РФ – истец и ответчик); заявители и заинтересованные лица – по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных предусмотренных АПК РФ случаях; третьи лица; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК РФ. Также в соответствии со ст. 54 АПК РФ в арбитражном процессе наряду с лицами, участвующими в деле, могут участвовать иные лица: представители лиц, участвующих в деле, и содействующие осуществлению правосудия лица – эксперты, свидетели, переводчики, помощник судьи и секретарь судебного заседания .

——————————–
См.: глава 5 “Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса” (ст. ст. 40 – 58), глава 6 “Представительство в арбитражном суде” (ст. ст. 59 – 63) АПК РФ.

В гражданском процессе в соответствии со ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Также в гражданском процессе могут участвовать представители лиц, участвующих в деле (в том числе представители, назначаемые судом, законные представители), и содействующие осуществлению правосудия лица – эксперты, специалисты, свидетели, переводчики, секретарь судебного заседания .

——————————–
См.: глава 4 “Лица, участвующие в деле” (ст. ст. 34 – 47), глава 5 “Представительство в суде” (ст. ст. 48 – 54) ГПК РФ.

Участники производства по делам об административных правонарушениях перечислены в главе 25 КоАП РФ: лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (ст. 25.1); потерпевший (ст. 25.2); законные представители физического лица (ст. 25.3); законные представители юридического лица (ст. 25.4); защитник (для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении) и представитель (для оказания юридической помощи потерпевшему) (ст. 25.5); свидетель (ст. 25.6); понятой (ст. 25.7); специалист (ст. 25.8); эксперт (ст. 25.9); переводчик (ст. 25.10); прокурор (ст. 25.11).

Данный состав преступления имеет место в случае оскорбления указанных лиц в связи с выполнением ими функций, связанных с отправлением правосудия. Это может выражаться, например, в унизительных оценках квалификации судей, присяжных заседателей. Оскорбление может быть осуществлено в зале судебного заседания, в ином помещении суда как во время процесса, так и во время перерыва. Оскорбление, связанное с отправлением правосудия, но осуществляемое в другом месте (например, публичное оскорбление после процесса на почве мести), квалифицируется при наличии соответствующих условий как оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) или как преступление против личности (ст. 130 УК РФ).

Оскорбление, выраженное в адрес участников судебного разбирательства и, например, судьи, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 297 УК РФ.

По конструкции объективной стороны данное преступление является преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента оскорбления любого из указанных потерпевших, совершенного в связи с их деятельностью в процессе отправления правосудия.

Другие, кроме оскорбления, формы проявления неуважения к суду, например неисполнение законного распоряжения судьи (ч. 1) или судебного пристава (ч. 2) о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, влекут административную ответственность по ст. 17.3 КоАП РФ.

При нарушении порядка в судебном заседании лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения либо удаляется из зала судебного заседания, либо на него налагается денежное взыскание (порядок наложения денежного взыскания установлен ст. 117 и ст. 118 УПК РФ).

Арбитражный суд в соответствии со ст. 119 АПК РФ вправе наложить судебный штраф на лиц, участвующих в деле, и иных присутствующих в зале судебного заседания лиц за проявленное ими неуважение к арбитражному суду.

Судебный штраф за неуважение к суду налагается, если совершенные действия не влекут за собой уголовную ответственность.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, и желает этого.

Рассматривая вопрос о субъективной стороне состава преступления, следует обратить внимание на необходимость установления направленности действий виновного именно на проявление неуважения к суду. Отсутствие такой направленности исключает квалификацию деяния по ст. 297 УК РФ. Так, по делу В. судом установлено, что хотя конфликт и произошел в зале судебных заседаний, однако никого из представителей судебной власти в помещении не было, судья удалилась на совещание, в зале находились лишь стороны, а именно сама истица В. и ответчицы – ее сестра Назаренко и родственница Ч., конфликт произошел наедине, обусловлен личными неприязненными отношениями, В. утверждала, что не имела намерения проявить неуважение к суду. В этой связи суд пришел к обоснованному выводу о виновности В. в оскорблении Ч. и правильно квалифицировал ее действия по ч. 1 ст. 130 УК РФ (Определение Верховного Суда РФ от 12 сентября 2006 г. N 41-о06-50).

Субъект преступления общий – вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет. Им может быть любое лицо, присутствующее в судебном заседании, в том числе свидетель, защитник, случайный посетитель и др.

Другой комментарий к статье 297 УК РФ

1. Ответственность дифференцирована в зависимости от статуса потерпевшего:

– в ч. 1 комментируемой статьи устанавливается ответственность за оскорбление участников судебного разбирательства;

– в ч. 2 – за оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (например, арбитражного заседателя).

2. Объективная сторона преступления заключается в неуважении к суду, проявившемся в оскорблении указанных в законе лиц в связи с их участием в судебном разбирательстве.

Оскорбление может выражаться в циничной унизительной оценке моральных качеств участников процесса (например, потерпевшего) или их квалификации (например, эксперта, специалиста или переводчика) в заявлениях, сделанных в неприличной форме, о заинтересованности в ходе дела, пристрастности (например, прокурора, секретаря судебного заседания) и т.п. Оскорбление может быть совершено как в устной и письменной формах, так и путем действия.

3. Преступление окончено с момента совершения указанных в законе действий.

4. Субъективная сторона преступления предполагает прямой умысел.

5. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

6. В ч. 2 ст. 297 предусмотрена ответственность за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении лиц, которые непосредственно рассматривают и разрешают дела или материалы по существу.

Остались вопросы по ст 297 УК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 297 УК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Что является неуважением к суду и какую ответственность за неё назначают по ст 297 УК РФ

Судебная власть представляет собой одну из форм волеизъявления государства, реализованную через механизм правосудия. Несмотря на то, что она направлена за защиту и восстановление законных прав, свобод и интересов субъектов правоотношений, в некоторых ситуациях суд сам нуждается в правовой защите. Одним из наиболее опасных деяний, направленных на причинение вреда авторитету, чести и достоинству судебной власти, является неуважение к суду.

Далее рассмотрим, в каких нормативных правовых актах неуважение к суду указано в качестве состава преступления, а также последствия, наступающие при указанном правонарушении.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону
+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !

Законодательное закрепление

Согласно статье 297 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), оскорбление участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя и иных лиц является неуважением к суду, за которое виновник привлекается к мерам уголовной ответственности.

Появление такой нормы предоставило определенные гарантии защиты интересов правосудия, ведь его эффективность зависит не только от выполнения норм самим судом, но и от того, как с ним взаимодействуют иные субъекты.

Неуважение к суду создает неблагоприятную обстановку, мешающую отправлению правосудия, не позволяющую исследовать обстоятельства полно и всесторонне. Помимо этого, в оскорблении участников судопроизводства усматривается целенаправленное вмешательство, это своеобразный способ оказания давления на судью для затруднения принятия решения по делу или склонения к изменению позиции.

В чем выражается неуважение к суду

Под оскорблением принято понимать уничижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Это оценочная формулировка, которая дает основание широко трактовать категорию применительно к каждому конкретному делу с учетом всех обстоятельств.

В результате судебного толкования, разъяснения судов различных инстанций поведение рассматривается с позиции возможности унизить, нанести моральные страдания, оказать негативное воздействие на ход судопроизводства.

Как уже было сказано, оскорбление проявляется в унижении и неприличности формы его изъявления. Под унижением понимается публичное оглашение негативных качеств (характеристик) лица, подрывающее его авторитет и уважение со стороны окружающих.

Унизить можно как при личном общении, так и в присутствии других лиц. Допускается письменная, устная формы, унижение при помощи жестов и мимики. Особое значение имеет неприличность формы, выражающаяся в использовании циничных, непристойных, грубых жестов и выражений.

Таким образом, неуважение к суду может выражаться в многообразных формах, но все они расцениваются с позиции морали и нравственности общества, свойственного уровня поведения и культуры.

Состав преступления

Анализируя содержание ст. 297 УК с комментариями к ней, непосредственным объектом неуважения к суду является авторитет суда и правильность судопроизводства, а в качестве дополнительного объекта выступает достоинство участников (сторон) разбирательства. Так как объект преступления всегда отражает общественную опасность, стоит отметить, что неуважение к суду негативно влияет на реализацию принципа равенства прав в отношении доказательств, принижает авторитет суда, оказывает дезорганизационное воздействие.

Объективная сторона ст. 297 УК РФ состоит в оскорблении участников процесса, указанных в статье. Обратите внимание на то, что в силу особого статуса участников судопроизводства некоторые оскорбления расцениваются иначе, если бы были применены по отношению к другим лицам (например, слова «дебил», «идиот» и т.д.).

Также судебной практикой установлено, что если в ходе одного и того же процесса различные участники были неоднократно подвержены оскорблениям в течение непродолжительного периода времени, то это квалифицируется в качестве одного состава преступления.

Однако если временные разрывы были продолжительные, например, при отложении и перенесении разбирательства по делу на несколько дней, то тогда подобные действия расцениваются в качестве трех самостоятельных деяний (Постановление Президиума ВС РФ от 21.05.2008 № 120-П08).

Примечание. При установлении, является ли поведение лица оскорбительным для суда, последнему надлежит правильно отличить их от иных действий, также связанных с неуважением к суду, но не направленных на оскорбление участников процесса (неявка по вызову и т.п.). В таких случаях виновное лицо привлекается к административной ответственности в соответствии со статьей 5.61 Кодекса об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) в виде штрафа за неуважение к суду.

Субъект характеризуется следующими признаками:

  • вменяемость — это способность лица осознавать фактический характер осуществляемых действий, оценивать общественную опасность последствий;
  • достижение возраста 16 лет.

Субъективная сторона выражается в наличии исключительного прямого умысла, когда виновное лицо осознает общественную опасность своих действий, желает совершить их и достичь негативного результата.

Квалифицирующие признаки

Квалифицирующим признаком статьи 297 УК РФ является оскорбление судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, то есть должностных лиц, непосредственно занятых судопроизводством. Приговор по ч. 2 ст. 297 УК РФ является более жесткой мерой уголовной ответственности.

Подсудность

В силу прямых указаний закона преступление, предусмотренное ст. 297 УК РФ, относится по подсудности к районным судам общей юрисдикции. Иски подаются в общем порядке.

Трудности доказывания

К сожалению, в практике судов по вынесению приговоров согласно статье 297 УК РФ возникает немало проблем, связанных с доказательной базой. Нередко судья, сталкивающийся с оскорблениями участников процесса, сознательно игнорирует и не инициирует разбирательство, так как это требует немалых временных затрат, приводит к затягиванию рассмотрения дела.

Также функция по обеспечению порядка возложена на судебных приставов, но зачастую они не обладают необходимым уровнем правовой культуры и не знают, что нужно делать в таких ситуациях в силу недостаточной методической подготовки.

Другим затруднением является привлечение экспертов-лингвистов, способных провести качественную лингвистическую экспертизу и установить, имел ли место факт оскорбления. Особую роль играет отсутствие при многих экспертных центрах необходимых специалистов, а если они и есть в штате, то редко обладают нужной компетенцией и квалификацией и не способны объективно оценить высказывания.

Доказать факт оскорбления можно также при помощи протокола судебного заседания, однако и здесь не совсем ясна законодательная позиция. Согласно определению Судебной коллегии по уголовным делам в процессуальных документах, к которым и относится протокол судебного заседания, употребление ненормативной лексики недопустимо.

Выходом из сложившейся ситуации является замена на слова в допустимой форме, а также замена отдельных букв части слова многоточием для передачи общего смысла высказывания.

Очевидно, что в таком преступлении крайне высока этическая роль судьи. По мнению Европейского суда по правам человека, деятельность судьи подчинена принципу сдержанности, что не позволяет ему в полной мере реагировать на происходящее. Кроме этого, необходимо выяснить, насколько оскорбления мешали судебному процессу и препятствовали вынесению судьей справедливого и независимого решения.

Неуважение к суду в иных нормативных правовых актах

Помимо УПК РФ, неуважение к суду является составом правонарушения согласно нормам АПК РФ, ГПК и КоАП РФ.

Как уже было указано выше, оскорбление в соответствии со ст. 5.61 КоАП РФ наказывается штрафом, а согласно ст. 17.3 КоАП РФ, неуважение к суду и ненадлежащее исполнение обязанностей, выраженные в неисполнении распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов, также влечет наложение штрафа или применение административного ареста.

Здесь стоит обратить внимание на смысл ст. 17.3, так как она включает в себя не только оскорбление как фактор, нарушающий установленный порядок судопроизводства, но и иные противоправные действия. Например, по этой статье к ответственности привлекается адвокат за неуважение к суду.

В арбитражном процессе ответственность в виде судебного штрафа за проявление неуважения установлена ч. 5 ст. 119 АПК РФ, если в конкретном случае лицо не подлежит привлечению к уголовной ответственности.

В гражданском процессе в ст. 159 ГПК РФ достаточно подробно раскрывается порядок реализации мер, применяемых к нарушителям порядка: сперва объявляется предупреждение, при повторном нарушении допускается удаление из зала судебного заседания на основании вынесенного определения, далее виновное лицо привлекается к штрафу.

Ответственность

Наиболее частой санкцией является наложение штрафа. Размер определяется исходя из обстоятельств конкретного дела, с учетом тяжести нанесенных оскорблений, опасности наступивших последствий и т.п.

И УПК РФ, и КоАП РФ в качестве мер ответственности также называют обязательные работы или арест. Вне зависимости от того, какой вид наказания будет избран, оно должно нести компенсационную функцию и быть направлено на восстановление нарушенных прав и интересов.

Судебная практика

Иски о неуважении к суду от общего числа рассматриваемых судами дел составляют крайне малый процент. Наиболее «яркими» делами являются:

  1. Постановление Улаганского районного суда (Республика Алтай) от 25.12.2014 г. № 5-711/2014 (ссылка на этот акт),
  2. Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2011 г. № 16-011-45 (ссылка),
  3. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.04.2013 г. № 43-АПУ13-1 (еще ссылка на судебное решение) .

По указанным делам судами сделаны выводы о том, что противоправные действия в отношении иных лиц, не имеющих статус судьи, также нарушают установленный законом порядок осуществления правосудия, создают обстановку нервозности в зале суда и подрывают авторитет судьи.

Также практика указывает на то, что оскорбления, высказанные при использовании систем видеоконференц-связи, также учитываются, то есть неважно, в какой форме выражалось неуважение.

Заключение

Действующий закон не содержит императивного указания на то, что участников процесса нужно уведомлять о возможности привлечения к ответственности в случае проявления неуважения к суду по ст. 297 УК РФ. Представляется, что это весьма эффективная превентивная мера, ведь многие участники судопроизводства просто не знают о последствиях, могущих наступить в результате неприличного поведения.

Механизм реализации норм различных отраслей процессуального законодательства не урегулирован на должном уровне, но во избежание неприятных ситуаций всегда помните, что судебная власть требует особого уважения и неукоснительного соблюдения правил поведения.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас:

+7 () 450-39-61
8 () 302-33-28

Это быстро и бесплатно !


Статья 297. Неуважение к суду

1. Неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Ст. 297 УК РФ

1. Основным объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, а дополнительным — честь и достоинство судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, а также сторон и других участников судебного разбирательства.

2. Объективную сторону преступления, предусмотренного комментируемой статьей, прежде всего составляет оскорбление участника судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.

Под оскорблением в данной статье понимаются выраженные в вербальной или демонстрационной форме действия, направленные на унижение чести и достоинства указанных лиц и тем самым подрывающие авторитет судебной власти. Оскорблением могут признаваться лишь такие действия или высказывания, которые выражены в неприличной форме. При этом, однако, следует учитывать, что ввиду особой роли в жизни общества судебной власти, участников судопроизводства, а также судебной процедуры судебной практикой признаются оскорбляющими судей и участников уголовного судопроизводства высказывания типа «дурак», «дебил», «ничтожество», «пустое место», которые в иных условиях не признаются имеющими неприличную форму (Определения Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 19.01.2009 N 38-О08-39, от 29.04.2009 N 16-О09-11).

3. Оскорбление в ходе одного и того же судебного заседания в течение непродолжительного времени различных участников уголовного судопроизводства не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по ч. 1 комментируемой статьи как единое преступление (Постановление Президиума ВС РФ от 21.05.2008 N 120-П08, Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 10.03.2011 N 11-О11-18).

4. От состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, следует отличать иные действия, выражающие неуважение к суду, но не связанные с оскорблением судьи или участников судопроизводства (неподчинение требованиям председательствующего, неявка по вызовам суда и т.п.), которые влекут процессуальную или административную ответственность (удаление из зала судебного заседания, наложение денежного взыскания).

5. Потерпевшим от преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, может быть любой участник судебного разбирательства (кроме судьи и присяжного (арбитражного) заседателя, за оскорбление которых ответственность наступает по ч. 2 данной статьи), в том числе государственный обвинитель, подсудимый, заявитель, ответчик, секретарь судебного заседания (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 03.02.2011 N 82-О10-65).

6. По ч. 2 комментируемой статьи оскорбление судьи или присяжного заседателя, мотивационно связанное с участием этих лиц в отправлении правосудия, квалифицируется независимо от того, осуществлялось оно в ходе судебного разбирательства или в его перерыве либо по окончании судебного заседания.

Оскорбление же иных участников судебного разбирательства, если оно имело место вне судебного заседания и не повлияло непосредственно на ход судебного процесса, под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, не подпадает.

7. Субъектом преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, может выступать любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Судья, допустивший оскорбительные действия в отношении участников судопроизводства, подлежит ответственности не по ст. 297, а по ст. 286 УК за превышение должностных полномочий.

8. По субъективной стороне преступления, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, характеризуются только прямым умыслом, предполагающим, что виновный осознает оскорбительный для суда и участников процесса характер его действий и желает совершить такие действия.

Что является неуважением к суду и какую ответственность за неё назначают по ст. 297 УК РФ

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 августа 2010 г. N 85-О10-23 Оснований для привлечения лица к уголовной ответственности за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства, нет, поскольку фраза, высказанная в вопросительной форме, не может рассматриваться в качестве утверждения

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Кондратова П.Е. и Тришевой А.А.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденной Лядичевой Т.А. на приговор Калужского областного суда от 26 мая 2010 г., по которому

осуждена по ч. 1 ст. 297 УК РФ к штрафу в размере . руб.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей необходимым приговор в отношении Лядичевой отменить и дело производством прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, судебная коллегия установила:

Лядичева Т.А. признана виновной в том, что проявила неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника судебного разбирательства.

В кассационной жалобе осужденная Лядичева Т.А. высказывает мнение о незаконности и необоснованности приговора. Утверждает, что преступление она не совершала. Считает, что суд не разобрался и неправильно оценил показания свидетелей, которые оговорили ее из-за неприязненных отношений. Просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Маркушев Е.С. просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело прекращению по следующим основаниям.

Неуважение к суду, ответственность за которое наступает по ст. 297 УК РФ, с объективной стороны включает действия, направленные на нанесение оскорбления, т. е. унижение чести и достоинства участников судебного разбирательства в связи с рассматриваемым судом делом, выраженное в неприличной форме. С субъективной стороны состав указанного преступления характеризуется наличием прямого умысла, включающего осознание виновным того, что, унижая честь и достоинство участника судебного разбирательства, он нарушает нормальную деятельность суда по отправлению правосудия, и его желание сделать это.

Суд, не установив всех элементов, образующих состав неуважения к суду, пришел к ошибочному выводу о наличии в действиях Лядичевой состава указанного преступления.

Согласно приговору 18 февраля 2010 г. Лядичева, принимая участие в судебном заседании по уголовному делу частного обвинения Г. и Лядичевой Т.А., находясь в зале судебных заседаний судебного участка . проявила неуважение к суду, оскорбив участника судебного разбирательства свидетеля Л. сказав слово . обращаясь к нему.

Между тем из материалов уголовного дела следует, что слово . в адрес потерпевшего было употреблено в несколько ином контексте.

Так, свидетель Л. показала, что во время допроса свидетеля Г. находившаяся в зале судебного заседания Лядичева о чем-то шепталась со своим адвокатом. Она слышала, как в их разговор вмешался Л. который, обращаясь к Лядичевой, сказал: «Ты бы еще бомбу подложила!». Лядичева ему ответила: «Ты что . » После этого судья спросила у Л., слышал ли он, что ему сказала Лядичева. Л. ничего не ответил. Потом судья стала выяснять, не ослышалась ли она, что Лядичева оскорбила Л. Судебный пристав П. и она подтвердили, что Лядичева действительно в адрес Л. произнесла фразу: «Ты что . » (л.д. 27-29 т. 2).

Аналогичные показания дал суду свидетель П. (л.д. 30-31 т. 2).

Потерпевшей Л. подтвердил, что, находясь в зале суда, он услышал, как Лядичева, переговариваясь со своим адвокатом, сказала, что сожжет стройматериалы и сено, находящиеся на общей территории. Он не выдержал, вмешался в разговор и сказал ей: «Может, бомбу положишь на стежку, чтобы никто не ходил по ней!» Лядичева что-то сказала ему в ответ, но из-за проблем со слухом он не расслышал. Позднее ему сказали, что Лядичева обозвала его . (л.д. 21-23 т. 2).

Из приведенных показаний потерпевшего и свидетелей, на которые суд сослался в обоснование вывода о виновности осужденной, видно, что Лядичева, находясь в зале суда, переговаривалась со своим адвокатом и в происходящие в судебном заседании события, в частности допрос свидетеля Г. который проводился в этот момент, не вмешивалась. Последующие действия Лядичевой были вызваны поведением самого потерпевшего Л. вмешавшегося в ее разговор и бросившего реплику, которая по своей форме и содержанию не могла не вызвать соответствующей ей ответной реакции. Данное обстоятельство, свидетельствующее о том, что потерпевший сам спровоцировал Лядичеву на нанесение ему оскорбления, имеющее существенное значение для оценки действий осужденной, судом не принято во внимание.

Кроме того, из содержания реплик, которыми в судебном заседании обменялись Л. и Лядичева, следует, что разговор носил межличностный характер, был обусловлен ранее сложившимися между ними неприязненными отношениями, т.е. он не был связан непосредственно с рассматриваемым судом уголовным делом.

Суд верно оценил данное обстоятельство и правильно признал в приговоре, что мотивом совершения преступления послужили личные неприязненные отношения, сложившиеся между Лядичевой и Л. однако не обосновал в приговоре, согласуется ли его вывод о мотивах совершенного преступления (оскорбление Л. из личных неприязненных отношений) с его выводом о наличии у осужденной умысла на нанесение Л. оскорбления с целью нарушения нормальной деятельности суда и воспрепятствования производству по рассматриваемому им уголовному делу.

Судом не принято во внимание, что действия Лядичевой порядок в зале не нарушили, на дальнейший ход судебного разбирательства не повлияли, а высказанная ею в адрес Л. фраза большинством присутствующих, в том числе самим Л., не была услышана. Об этом свидетельствуют показания потерпевшего Л. свидетелей Л. и П.

Из протокола судебного заседания от 18 февраля 2010 г. видно, что судебное следствие в связи с возникшей в зале словесной перебранкой Л. и Лядичевой не прерывалось. По завершении допроса свидетеля Г. последовали вопросы председательствующего к Лядичевой и Г., и только после этого был объявлен перерыв, который, как следует из содержания протокола, не был связан с поведением участников процесса в судебном заседании (л.д. 29 т. 1).

Председательствующим судьей замечаний Лядичевой по поводу ее поведения в зале судебных заседаний не делалось. Предусмотренные ст. 258 УПК РФ меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании к ней не применялись и об их возможном применении она не предупреждалась.

При таких обстоятельствах является ошибочным вывод суда о том, что Лядичева, унижая честь и достоинство свидетеля Л. действовала с умыслом, направленным на нарушение нормальной деятельности суда по отправлению правосудия в целях воспрепятствования производству по рассматриваемому судом уголовному делу, осознавала характер своих действий и желала этого.

Поскольку при оскорблении в смысле ст. 297 УК РФ дается оценка личности участника процесса и уголовно-правовое значение имеет лишь утвердительная форма ее выражения, то фраза: «Ты что . », высказанная в вопросительной форме, не может рассматриваться в качестве утверждения. По этим причинам не может быть принято во внимание и заключение судебно-лингвистической экспертизы, поскольку экспертом слово . исследовалось вне связи с фразой «Ты что . », т.е. в ином контексте, нежели оно прозвучало в судебном заседании. В связи с изложенным у суда не имелось оснований для вывода о том, что осужденной Лядичевой в судебном заседании была дана отрицательная оценка личности участника судебного разбирательства Л.

Кроме того, суд, признав, что Лядичева нанесла оскорбление свидетелю Л. не указал в приговоре, было ли выражено оскорбление в неприличной форме. Установление данного обстоятельства для вывода о виновности имеет существенное значение, поскольку заявления, умаляющие честь и достоинство участника судебного разбирательства, но сделанные не в неприличной, а в иной форме, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 297 УК РФ.

Таким образом, установленные судом и указанные в приговоре действия Лядичевой не содержат состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ. В связи с этим приговор подлежит отмене, а уголовное дело прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Калужского областного суда от 26 мая 2010 г. в отношении Лядичевой Т.А. отменить, уголовное дело производством прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Председательствующий Ботина А.Г.
Судьи Кондратова П.Е.
Тришевой А.А.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 августа 2010 г. N 85-О10-23

Текст определения официально опубликован не был

Обзор документа

СК по уголовным делам ВС РФ не согласилась с выводом нижестоящего суда о том, что осужденная проявила неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника судебного разбирательства.

Отменяя приговор, Коллегия пояснила следующее.

УК РФ предусматривает ответственность за неуважение к суду.

С объективной стороны данное преступление включает действия, направленные на нанесение оскорбления, т. е. унижение чести и достоинства участников судебного разбирательства в связи с рассматриваемым судом делом, выраженное в неприличной форме. С субъективной стороны состав характеризуется наличием прямого умысла, включающего осознание виновным того, что, совершая указанные действия, он нарушает нормальную деятельность суда по отправлению правосудия, и его желание сделать это.

Между тем в рассматриваемом случае реплика, высказанная осужденной в адрес потерпевшего, была вызвана поведением последнего. Он вмешался в ее разговор с адвокатом, чем вызвал ответную реакцию.

Разговор осужденной с потерпевшим был обусловлен ранее сложившимися между ними неприязненными отношениями, т. е. он не был связан непосредственно с уголовным делом, рассматриваемым судом. Данные действия не нарушили порядок в зале заседания и не повлияли на дальнейший ход судебного разбирательства.

Кроме того, по смыслу названных норм УК РФ при оскорблении дается оценка личности участника процесса. Уголовно-правовое значение в таком случае имеет лишь утвердительная форма ее выражения.

Фраза, высказанная в вопросительной форме (что имело место в данном деле), не может рассматриваться в качестве утверждения.

В связи с этим у суда не имелось оснований для вывода о том, что осужденной была дана отрицательная оценка личности участника судебного разбирательства.

Что является неуважением к суду и какую ответственность за неё назначают по ст. 297 УК РФ

Судья-чмо, прокурор с разбитым носом, матерная кассационная жалоба и ушибленный палец пристава — «Медиазона» рассказывает, какие слова и поступки суд признает проявлением неуважения к себе, и какое наказание за них предусмотрено российским УК.

«Савченко Вера Викторовна во время удаления ее из зала судебного заседания в присутствии участников судебного заседания, выражая явное непочтение к суду и судебной власти РФ, умышленно, публично произнесла в адрес председательствующего судьи Исмаилова фразу: “Не судья, а чмо”». Это цитата из постановления о возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 297 УК (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи). Дело начали расследовать в ноябре прошлого года в Грозном. Обвиняемая — 32-летняя Вера Савченко, гражданка Украины, младшая сестра Надежды Савченко, которую судят сейчас в Ростовской области. В Грозном Савченко-младшая присутствовала на процессе по делу двух других украинцев — членов запрещенной в России как экстремистской УНА-УНСО Николая Карпюка и Станислава Клыха, которые обвиняются в участии в боевых действиях в Чечне в 1994-95 годах.

За оскорбление судьи Вере Савченко грозит штраф или арест на срок до полугода, пока же ее отпустили под обязательство о явке. Статья 297 УК, по которой обвиняют гражданку Украины, применяется сравнительно редко — в год по ней судят менее 300 человек. При этом, согласно проведенному в 2011 году в Верховном суде опросу, с проявлениями неуважения и оскорблениями в процессе сталкивались 96% судей.

«Не самое страшное преступление, но обидное»

В Коми обвиняемый в сексуальном преступлении плюнул в представителя потерпевшей и обругал судью. В мировом суде Агаповского района Челябинской области во время процесса по делу о ДТП 17-летняя беременная потерпевшая кричала на подсудимую матом. В Чувашии обвиняемого по делу о мошенничестве судят за целую серию эпизодов: он нецензурно оскорблял каждого дежурного судью, продлевавшего ему срок ареста по делу. Мать троих детей обругала прокурора в гражданском процессе о лишении ее родительских прав. Действия всех этих людей квалифицированы по статье 297 Уголовного кодекса — неуважение у суду.

«Уголовное дело по статье 297 инициируют судебные приставы, которые следят за порядком в зале. К делу приобщается протокол судебного заседания, где зафиксированы оскорбления, если они были выражены словесно. Могут быть приобщены аудиозаписи, если их вели участники судебного процесса или секретарь», — рассказал «Медиазоне» федеральный судья в отставке Сергей Пашин.

По его словам, далеко не каждый случай оскорбления судьи становится уголовным делом, чаще несдержанных участников процесса или наблюдателей привлекают к административной ответственности — «это и быстрее и проще». «Об уголовном преследовании идет речь, когда неуважение выражается каким-то из ряда вон выходящим способом: нецензурная брань, попытка набросится на судью, драка в зале суда. Это преступление не самое страшное, конечно, но обидное для судебной власти», — говорит Пашин.

Потерпевшим по делу по статье 297 может быть не только судья, но и подсудимый, потерпевший, их представители, защитник, прокурор, истец, ответчик, представитель третьей стороны, свидетели, эксперты, переводчик — тогда действия квалифицируются не по части 2, а по части 1 этой статьи.

Чтобы оказаться на скамье подсудимых за неуважение к суду, не обязательно наброситься на прокурора или обругать судью в ходе судебного заседания: известны случаи привлечения к ответственности за пост о судье, написанный «ВКонтакте». Жителя Костромской области в сентябре 2014 года приговорили к штрафу за публикацию в соцсети решения по административному делу о мелком хулиганстве с нецензурным комментарием в адрес судьи, который его вынес.

Осужденный за кражу житель Коми стал фигурантом дела по статье 297 за то, что написал кассационную жалобу, в которой многократно нецензурно высказался о судье и членах его семьи. С жалобой ознакомились судьи кассационной инстанции, они же были вынуждены оглашать ее во время рассмотрения. Верховный суд в своем определении признал этот приговор за неуважение к суду законным, так как «Г. совершил оскорбление судьи Д. в связи с его участием в отправлении правосудия».

«Если судья — ваш сосед по даче, и вы его оскорбите нецензурно, то вам может грозить только административная ответственность по статье “Оскорбление”. Но если оскорбление связано с исполнением судьей его профессиональных обязанностей, наступает ответственность по статье о неуважении к суду», — разъясняет судья Пашин.

Один арест и много работ

В первой половине 2015 года по статье 297 было вынесено 87 обвинительных приговоров, в 2014 году — 184.

В первые годы действия статьи принятого в 1996 году Уголовного кодекса по ней судили всего несколько десятков человек (в 1997 году — 38 приговоров, в 1998-м — 28, в 1999-м — 30). Минимум пришелся на 2000 год — тогда за неуважение к суду осудили 17 человек, затем количество обвинительных приговоров стало расти и к 2005 году увеличилось до 92. В 2006 году по статье 297 приговорили уже в два раза больше — 189 человек. В 2009 году — 259. Тенденция к снижению числа приговоров о неуважении наблюдалась в 2011-2012 годах (195 и 140 осужденных соответственно); в последние годы их количество растет, но не превышает 200 приговоров в год.

Максимальное наказание, предусмотренное статьей — до шести месяцев ареста за оскорбление судьи и до четырех месяцев за оскорбление других участников разбирательства. Но эта мера избирается крайне редко (в 2015 году российские суды не арестовали никого, в 2014-м — одного человека).

Чаще всего судьи назначают в качестве наказания общественные работы (бесплатный труд в свободное от основной работы время) или исправительные работы (вычет части заработка в доход государства). Согласно статистике, общественные работы являются самым популярным наказанием для осужденных по части 1 статьи 297 (30 из 53 осужденных в первом полугодии 2015 года, 64 из 108 осужденных в 2014 году). Исправительные работы чаще всего назначают нарушившим часть 2 статьи 297 (26 из 34 осужденных за первую половину 2015 года, 52 из 76 осужденных в 2014-м).

Еще одна популярная мера наказания — штраф. В 2014 году к штрафам приговорили 50 из 184 осужденных по статье о неуважении к суду. Минимальная сумма — меньше пяти тысяч рублей, максимальная — до 300 тысяч.

Сидят за неуважение

Несмотря на сравнительно мягкие меры наказания, предусмотренные статьей, отбывать его многим осужденным за неуважение к суду все же приходится в колониях общего и строгого режима. Это связано с тем, что большинству осужденных по 297 статье обвинение предъявляют в период судебного процесса или предварительного следствия по их предыдущему уголовному делу — 68% фигурантов дел о неуважении к суду имеют судимость. И если по «основному» делу обвиняемый получил реальный срок лишения свободы, то каждые восемь часов обязательных работ и каждые три дня исправительных работ превращаются в день лишения свободы и прибавляются к основному сроку путем частичного сложения наказаний.

Кроме того, следственные органы нередко не ограничиваются обвинением по 297 статье, а квалифицируют действия несдержанного подсудимого или зрителя как оскорбление представителя власти — если он, например, обругал не только прокурора и судью, но и пристава или полицейского.

Именно так произошло с 36-летним Азатом Давлетшиным из Уфы. Его судили за грабеж и угрозу убийством, и в ходе разбирательства Давлетшин обругал не только прокурора, но и сотрудника полиции из конвойной службы, а также запустил гособвинителю в лицо папкой с документами, разбив губу. Его действия квалифицировали по части 1 статьи 297 (неуважение к суду), по части 1 статьи 318 (применение насилия по отношению к представителю власти), а также по статье 319 (оскорбление представителя власти). По этому делу суд назначил Давлетшину три года колонии-поселения, а за грабеж и угрозу убийством — 10 лет колонии строгого режима.

Действия 33-летнего жителя Чувашии, который грохотал клеткой в зале суда и мешал вести заседание о своем аресте, квалифицировали не только по части 2 статьи 297 (он выкрикивал оскорбления судье), но и по части 1 статьи 294 (вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия). По совокупности с наказанием по статье 318 (применение насилия в отношении полицейского), которая изначально привела чебоксарца на скамью подсудимых, его приговорили к двум годам и восьми месяцам колонии строгого режима.

Присяжные освобождают

По нескольким статьям УК квалифицировали и действия московского нотариуса Фаиля Садретдинова: в 2007 году его обвинили в неуважении к суду (297 статья), применении насилия к представителю власти (318 статья) и умышленном повреждении документов (325 статья). Садретдинов в тот момент уже был осужден по одному делу о мошенничестве с квартирами и являлся фигурантом еще одного дела по той же статье; кроме того, он обвинялся в организации убийства журналиста Пола Хлебникова. Как говорилось в материалах дела, во время ознакомления с документами в СИЗО Садретдинов отлучился в туалет, вернулся оттуда с источавшим неприятный запах свертком и ударил им по лицу следователя, заодно перепачкав два тома уголовного дела. (Сам обвиняемый настаивал, что следователя не бил, а лишь «подтерся» материалами дела, как ему и предлагал следователь в ответ на многочисленные жалобы и ходатайства).

Через два дня мятежный нотариус, которому продлевали арест в Замоскворецком суде, обругал там прокурора и судью, а также размахивал в клетке отломанной от скамейки металлической ножкой и ей же прищемил приставу «четвертый палец левой руки, причинив кровоподтек». Все эти поступки и стали поводом для возбуждения уголовного дела.

В 2008 году Садретдинов предстал перед судом, причем по его ходатайству дело о неуважении к суду рассматривалось присяжными заседателями — такая возможность для обвиняемых по этой статье предусмотрена УПК. Показания давала и оскорбленная судья, и перемазанный калом следователь, и пристав с поврежденным пальцем. В итоге 10 из 12 присяжных проголосовали за невиновность нотариуса по всем пунктам.

«Неуважение к суду выразилось в том, что он, по версии обвинения, выкрикивал оскорбления судье, в частности, называл ее “лошадиной мордой” и разными нецензурными словами. Но обвинение не привело подробно, как именно он ее оскорблял, записи тоже не было. Садретдинов же отрицал, что так грубо ругался, убеждал присяжных, что после четырех лет в тюрьме для него все женщины — красавицы, и язык бы у него не повернулся такое говорить. Защита же объяснила присяжным, почему Садретдинов вспылил: перечислила все нарушения закона, допущенные в отношении него, его жалобы и ходатайства, оставленные без удовлетворения. И мне показалось, что присяжные восприняли историю нарушения его прав и поэтому встали на его сторону», — рассказала «Медиазоне» адвокат Анна Ставицкая, представлявшая интересы нотариуса-скандалиста в суде.

Случай Садретдинова — один из немногих, когда по статье 297 УК выносится оправдательный приговор. В 2009 году по этой статье были оправданы три человека, в 2010 — один, в 2011 — пять, в 2012 — три, в 2013 — один человек.

«Если бы практика рассмотрения таких дел присяжными была шире, это могло бы быть очень интересно, потому что суд рассматривал бы не только факт оскорбления, но и что довело человека до состояния, в котором он стал себя так вести», — замечает Ставицкая.

Но после принятия поправок в УПК, которые вступили в силу в январе 2013 года, дела о неуважении к суду вывели из подсудности присяжных. В 2014 и 2015 году оправдательных приговоров по статье 297 суды не выносили.

«**** я весь ваш суд!»

Согласно данным проведенного в 2011 году исследования, основанного на изучении 188 приговоров по статье 297 УК из архива Верховного суда, 41% осужденных за неуважение к суду совершили преступление, будучи недовольными действиями судьи, 9% объяснили свой поступок необоснованным отказом в удовлетворении заявленных ими ходатайств. 28% всех оскорбивших судью сделали это во время или сразу после вынесения приговора или решения.

Чаще всего судей и других участников процесса оскорбляют ранее судимые мужчины — около двух третей приговоров. Интересно, что более половины осужденных за оскорбления в ходе судебного заседания мужчин (57% от всех осужденных мужчин) — моложе 40 лет. При этом большинство осужденных по статье 297 женщин (62%) — старше 40 лет. Из всех осужденных по этой статье женщин 80% являются матерями-одиночками.

В ходе исследования его авторы также выяснили, что 23,8% осужденных за неуважение к суду женщин совершили это преступление во время судебных разбирательств, где рассматривалось уголовное дело в отношении их сыновей, мужей или сожителей. Случаев, когда таким образом близких людей пытался защитить мужчина, среди изученных приговоров не встречалось.

Помимо нецензурной лексики как таковой, суд нередко квалифицирует в качестве оскорбительных и вполне литературные слова. Профессор Александр Бриллиантов в работе о сложных вопросах квалификации по статье 297 пишет, что «судебной практикой признаются имеющими неприличную форму и такие выражения, как “дурак”, “дебил”, “ничтожество”, “пустое место”, “подонок”».

Ученый отмечает, оценка «неприличности» оскорбления не всегда носит обвинительный характер, и приводит в пример определение Верховного суда, в котором выражение «маньячные выходки гадостного человека» было признано не оскорбляющим достоинство. Отменил Верховный суд и приговор в отношении подсудимого, назвавшего судью «бессовестным человеком», посчитав, что такая форма не является неприличной.

Лингвисты, дающие заключение по делам о неуважении у суду, приходят также к выводу, что не всякий мат в судебном процессе можно квалифицировать по 297-ой статье. «Сибирская ассоциация лингвистов-экспертов», в частности, разбирает случай, когда один из участников процесса произнес фразу «Ну ты и ***** [недальновидный человек]», адресуя ее свидетелю, сообщающему недостоверные сведения. Произнесение таких слов «может быть вполне совместимо с отсутствием фактического намерения проявить к нему (суду) неуважение, а значит, и с отсутствием прямого умысла», считают эксперты.

Еще один важный нюанс — неуважение к суду можно проявить только адресно, оскорбив кого-то из участников процесса. «За пределами квалификации по данной статье остаются типы таких, например, высказываний, как “**** [сексуально эксплуатировал] я весь ваш суд!”; очевидно, что эта фраза может не касаться какого-то конкретного участника судебного разбирательства, хотя наличие коммуникативного намерения, которое может быть названо словосочетанием “неуважение к суду”, в данном случае не вызывает сомнений», — объясняют лингвисты.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию