Патентное законодательство России, нормы которого регулируют в основном отношения, связанные с приобретением, осуществлением и защитой патентных прав на объекты промышленной собственности, признает и гарантирует также охрану прав действительных создателей технических новшеств. При сравнении Патентного закона РФ с ранее действовавшими в СССР нормативными актами по изобретательству может на первый взгляд показаться, что законодатель вообще забыл о правах самих авторов новых разработок, сосредоточив все внимание на правах и обязанностях патентообладателей. Но, во-первых, выдвижение на первый план в Патентном законе РФ фигуры патентообладателя является вполне естественным шагом и закономерно вытекает из перехода к патентной форме охраны изобретений и других объектов промышленной собственности. Во-вторых, создателям патентоспособных технических новшеств впервые предоставлена реальная возможность самим стать патентообладателями. В-третьих, Патентный закон РФ "помнит" об авторах, гарантируя им все основные права, которые обычно предоставляются разработчикам патентным законодательством развитых стран.

 Правда, в отличие от ранее действовавших нормативных актов, в частности Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., Закона СССР "Об изобретениях в СССР" и др., в Патентном законе РФ отсутствует специальный раздел, посвященный правам авторов. Права разработчиков рассредоточены по разным статьям Закона, и потому, чтобы получить реальную картину защищенности интересов действительных создателей технических новшеств, необходимо проанализировать весь Патентный закон РФ. Конечно, некоторых прав и льгот, предусмотренных прежним законодательством, изобретателям в настоящее время не предоставлено. Так, Патентный закон РФ не предусматривает права автора на присвоение изобретению имени автора или специального названия, не упоминает об особых правах и льготах изобретателей в трудовых, жилищных и иных отношениях. Следует лишь учесть, что названные и аналогичные им права и льготы ранее предоставлялись изобретателям в ответ на уступку ими государству самого главного — исключительного права на использование разработки. Сейчас, когда автор разработки сам распоряжается результатами своего творческого труда, его потребности и интересы должны удовлетворяться за счет умелого использования и реализации принадлежащих ему базовых прав.

 Традиционно в советской юридической литературе права изобретателей подразделялись на личные неимущественные и имущественные и рассматривались применительно к трем основным юридическим фактам, а именно: 1) созданию разработки; 2) признанию разработки объектом промышленной собственности; 3) внедрению (использованию) разработки заинтересованными лицами. Такая схема, рассчитанная в основном на получение изобретателями авторских свидетельств на созданные ими разработки, малопригодна для восстановленной в России патентной формы охраны объектов промышленной собственности. Конечно, подразделение авторских прав на личные неимущественные и имущественные по-прежнему сохраняется и имеет большое практическое значение. Однако классификация прав изобретателей на отдельные группы применительно к различным стадиям развития изобретательских отношений едва ли уместна в связи с быстрым превращением изобретателя в патентообладателя или уступкой им своих прав правопреемнику (патентообладателю). Поэтому целесообразно просто остановиться на тех правах авторов, которые закрепляются за ними патентным законодательством.

 

Дополнительная информация